00:19 20 Сентября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1067
  • RUB70.6938
Российский космонавт Александр Александров

Российский космонавт: конкуренция и политика до космоса не долетают

© Sputnik / Вадим Анцупов
Общество
Получить короткую ссылку
Гости медиа-клуба "Импрессум" (61)
21960

Космическое сотрудничество Эстонии и России — как это было в советское время и может ли быть сегодня, какие они, женщины-космонавты, как лететь на Марс и многое другое в эксклюзивном интервью Sputnik Эстония с космонавтом Александром Александровым.

ТАЛЛИНН, 24 июн — Sputnik, Светлана Бурцева. Герой Советского Союза, заслуженный российский космонавт, доктор технических наук, академик Международной академии информатизации Александр Александров посетил Таллинн в качестве июньского гостя медиа-клуба "Импрессум".

Александров родился 20 февраля 1943 года в Москве. В то время космос был из области фантастики, и Александров мечтал стать летчиком. Вся его жизнь так или иначе была связана с ракетами. Его родители работали в сфере ракетостроения еще с Сергеем Королевым. А учебу в Серпуховском военном авиационном техническом училище Александрову пришлось прервать из-за расформирования училища.

После службы в армии он стал сотрудником ОКБ-1 Сергея Королева и окончил в 1969 году вечерний факультет Московского государственного технического университета имени Баумана. А дальше были полеты на Як-18А в ДОСААФ и неожиданное приглашение в отряд космонавтов.

В космос Александр Александров летал в 1983 и 1987 годах, и его общий орбитальный стаж составил 309 суток 18 часов 2 минуты. Космонавт дважды выходил в открытый космос и провел там 5 часов 45 минут.

ЭССР была передовой космической республикой

- Александр Павлович, вам приходилось сталкиваться с космическими исследованиями, которые проводились в Эстонии?

— Здесь (в Эстонии — Ред.) была сильная Академия наук Эстонской ССР, занимались атмосферой и космическими исследованиями Земли из космоса. Ученый Лазарев открыл тогда вместе с космонавтом Севастьяновым серебристые облака, которые наблюдались над поверхностью земли выше атмосферы.

В Таллинне производили небольшие двигатели для космических аппаратов.

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

- Раньше космическое питание делали в Эстонии. Что-то из эстонской космической еды в памяти осталось? Где сейчас изготавливают еду для российских космонавтов?

— Мне всегда очень нравилась рыба — судак по-польски. Из сухой еды нравилось отварное мясо с картофелем в сублимате — водой наполняешь и получаешь нормальное второе блюдо. Хорошим был борщ, тоже сублимированный.

А сегодня еду делает "Бирюлёвский экспериментальный завод". В тубах уже ничего не делают, кроме повидла и горчицы.

Бортовой паек членов экипажа станции Салют
© Sputnik / Л. Носов
Бортовой паек членов экипажа станции "Салют"

Когда распался Советский Союз, кооперация между республиками была нарушена. Большинство предприятий бывшего СССР, в частности в России, потеряли свою значимость как космические, потому что экономически их просто сломали. Я считаю, это делалось преднамеренно, чтобы выкупить потом за малые деньги и сделать их чьей-то собственностью. То же самое, я думаю, произошло и в Эстонии. И тогда связи нарушились.

Маленькие и большие в космосе

- Вы что-то знаете о запуске в 2013 году ESTCube-1, первого эстонского спутника и первого в мире спутника, оснащенного электрическим парусом?

— ESTCube — это не название одного спутника, это система, класс спутников. Он сейчас очень широко используется во многих странах, и в Эстонии, возможно. Но нужен аппарат, который его забросит в космос — вот в чем вопрос.

Мы, например, запускаем свои ESTCube с помощью кассеты, установленной на транспортном корабле, из которой выбрасываем штук шесть спутников, и они летят своим путем, а корабль уходит с орбиты. Так делают во многих странах.

И еще мы делаем уникальные эксперименты, когда человек, выходя в открытый космос, берет пару этих спутников и просто их выбрасывает в космос, и они летят. Спутники маленькие и кубической формы, потому и называются Cube.

- В 2015 году Эстония стала членом Европейского космического агентства (ESA)…

— Очень хорошо! Мы с ними сотрудничаем.

Космос — наш! Как Эстония стала космической державой >>

- На уровне сотрудничества с ESA вы пересекаетесь с эстонскими специалистами космоса?

— Что касается пилотируемой космонавтики, то нет. У нас нет контактов, которые требовались бы для того, чтобы что-то получить непосредственно из Эстонии. А что касается автоматов — может быть. Эстония плотно работает с Европейским космическим агентством, которое объединяет все европейские страны, а мы работаем с ESA.

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

- Есть ли у маленькой страны перспектива серьезного развития в космической отрасли или всегда нужна будет кооперация с кем-то?

— Для этого или нужно иметь свой собственный уникальный проект, и уже другие страны в кооперации помогут его выполнять. Или надо решать какую-то часть задачи, которую ставят в ESA. Например, итальянцы любят и умеют делать космические конструкции различных отсеков для международных космических станций или части спутников. А немцы вместе с французами делают систему управления — в этом они умельцы. Нужно смотреть по возможностям институтов и предприятий, которые есть в Эстонии. Я думаю, что в кооперации легче будет.

Кто готовится лететь на Марс

- Вы что-то слышали о том, что в Эстонии создали космический дом, предназначенный для колонизации Марса?

— Нет, не слышал. Если бы слышал, обратил бы внимание. Было бы интересно посмотреть, что это за дом.

Воздух, вода, земля и лед: планета Земля из космоса >>

- В нем даже можно будет синтезировать и выращивать пищу.

— Как? Отламывать по кусочкам от скамейки? (смеется)

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

- Там должны быть специальные лаборатории.

— К сожалению, я не слышал о таком доме. Кстати, для полета на Марс это очень полезная идея, потому что на Марс мы не готовы лететь только потому, что не можем пока обеспечить полную поддержку инфраструктуры корабля. На Марс лететь три с лишним месяца, и столько еды и воды, чтобы обеспечить экипаж и туда и обратно, с собой не возьмешь. Должен быть внутренний цикл воспроизведения воды, кислорода, еды.

Если это реально, а не фантазия, что в Эстонии создали космический дом, это очень весомый вклад.

Юрий Гагарин — человек, первым побывавший в космосе. Кадры из архива >>

- Россия продолжает готовиться к полету на Марс?

— Естественно. У нас есть институты, которые этим занимаются. Мы уже можем регенерировать воду. Американцы, кстати, дошли до того, что из углекислоты начинают получать кислород. У них идея — послать на Луну беспилотный корабль, в котором будет вырабатываться кислород, предназначенный для использования в двигателях на обратном пути. Такой эксперимент показывает, что можно выработать топливо с помощью замкнутого цикла и отложить его, чтобы лететь обратно. А это уже половина дела.

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

- От кого или от чего зависит кооперация Эстонии в одном проекте, например, с Россией?

— От ESA — раз. И если Академия наук Эстонии обратится в нашу Академию наук и в Государственную корпорацию по космической деятельности "Роскосмос" с проектом космического дома для сотрудничества. И все реально.

Бизнес на космическом капитале

- Как в производстве и предпринимательстве могут быть использованы космические технологии?

— Еще в Советском Союзе говорили об отдаче от космических разработок. Но ведь фундаментальные науки не требуют отдачи. А здесь хотят получить отдачу непосредственно в деньгах.

Вот, например, мы при помощи спутников сделали ГЛОНАСС (Глобальная навигационная спутниковая система — российская спутниковая система навигации и связи— Ред.), которая нам сегодня обеспечивает возможность сделать глобальную связь по миру — это уже выигрыш, это уже деньги. То есть запуская на высокую орбиту спутник, мы уже можем считать доход. Например, Египет заказал у нас спутник, мы его запустили. Он сейчас работает, и Египет оснащен всеми видами связи. Он заплатил за разработку спутника и дальше рассчитывается за каналы связи.

Наблюдения земли для таких видов работ, как метеорология, борьба с лесными пожарами, открытие новых месторождений нефти или золота — все это может превратиться в бизнес. Государство может рассчитывать на космос в наведении порядка с контролем аренды земли. Если есть нарушения в земельном законодательстве, когда люди незаконно занимают территории, то это все можно обнаружить.

- Следовательно, способы использования космических технологий должны придумывать не те, кто занимается космосом, а те, от кого зависит прикладное использование — государство и бизнес?

— Конечно. Есть государственные структуры, которые обязаны за этим смотреть и обязаны использовать космос, запрашивать космос: сделайте нам вот это. А космос отвечает, может сделать это или не может. Мы, как извозчики, летим и делаем для вас. Когда ученым необходимо что-то разработать, они используют нас для исследований. Это все делается, только организовать надо правильно.

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

- Корпорация "Роскосмос" занимается фундаментальными вопросами или на нее возложены прикладные задачи?

— "Роскосмос" — это агентство, маленькое министерство, под которым кооперируются около тысячи предприятий космической отрасли. "Роскосмос" создает структуру для организации космической деятельности, для строительства ракет и спутников, для реализации глобальных проектов. А что он возьмет для реализации, зависит от его договоренностей с другими ведомствами, например, с врачами, чтобы они помогали нам отбирать космонавтов и ставить медицинские эксперименты. "Роскосмос" сотрудничает с Академией наук, которой подчиняются институты, занимающиеся фундаментальной наукой, и институты прикладные.

"Женщины — это, конечно, страшное дело"

- У моряков есть примета, что женщина на борту — к беде, потому что женщина менее вынослива, чем мужчина, да и привлечение мужского внимания к женщине отвлекает команду от их повседневных дел. В космосе так же?

— Женщина-космонавт остается женщиной. Но между космонавтом-женщиной и космонавтом-мужчиной существенной разницы нет. Женщины выдерживают физически те же перегрузки, что и мужчины. Если человек подготовлен, проверен, знает, что и как делать, может нормально работать. Для определения этого есть специальные комиссии.

Личная история: солнечный космонавт Георгий Гречко >>

Я сам отбирал женщин-космонавтов, будучи руководителем лётно-испытательной службы фирмы "Энергия" имени Королева — предприятие номер 1, которое занимается пилотируемой космонавтикой (оно имело тогда свой отряд, а сегодня единый отряд космонавтов — в Звездном).

- Но пишут же о случаях, когда женщина-астронавт, например, совершила убийство из ревности.

— Это в Америке было — я знаю этот случай.

- Или женщина-астронавт сделала отверстие в стене МКС, вызвав тем самым разгерметизацию в отсеке.

— Ну, это домыслы пока. Никто ничего не доказал. Явно лишь, что это рукотворное отверстие. Наши спецслужбы забрали это дело себе, и у нас нет пока информации, кто проткнул и как проткнул.

А с ума-то сходят все — и мужчины, и женщины. Логика поведения женщины определяется не тем, что она женщина, а тем, все ли в порядке у человека со здоровьем, с психикой. Только и всего. Женщина-космонавт летит вместе с мужчинами. Раз она выбрана, значит, должна работать. И женщины работают. И, кстати, больших нареканий у наших женщин-космонавтов нет.

Тем не менее по опыту жизни мы знаем, что женскую натуру познать невозможно — это совершенно другой организм. Поэтому многие космонавты считают, что в космосе с ними лучше не иметь дела — нет гарантии, что будет все в порядке в отношении психики. Но это субъективное мнение людей, и я его не разделяю.

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

Территория вне политики

- Как проходит сотрудничество в космосе с США? Политика влияет на совместные проекты?

— У нас хорошее сотрудничество. С 1972 по 1976 год мы готовили экспериментальный полет "Союз-Аполлон". Это было первое международное сотрудничество. Мы создали новый, андрогинный стыковочный узел, который можно сделать для любых аппаратов. Поставили такой же, как на "Союз", узел на "Апполон" и осуществили этот полет с помощью двух аппаратов. Я участвовал в той программе. Когда американцы в 1994 году предложили создавать вместе станцию, мы согласились. Я работал в группе экипажа станции, которая решала все вопросы, связанные с людьми.

В 1998 году мы запустили вместе первый модуль "Заря" производства Государственного космического научно-производственного центра имени М.В.Хруничева. Модуль стал основой, на которую мы с одной стороны, американцы с другой стороны начали нанизывать свои модули. Так получились американский и российский сегменты МКС. Американцы уже закончили строительство, у нас еще осталось два модуля.

Сегодня наше сотрудничество превратилось в более коммерческое. Мы берем у американцев энергетику, глобальную связь, а они у нас берут доставку экипажей и грузов на наших "Союзах" и "Прогрессах". И делаем взаимозачет. Экипаж станции ездит на подготовку и в Америку, и в Россию, потому что должен знать всю станцию и уметь работать и в российском, и в американском сегменте.

На орбите у нас проблем не бывает, и между космонавтами хорошие отношения — политика сюда никак не доходит.

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

- Есть ли в космосе конкуренция в технологиях?

— Нет, в космосе этим не занимаются. Это делают на земле. Технологии — закрытые вещи, и результатами разработок мы не делимся. Мы знаем из открытых источников, что делают в Америке и других странах, они знают, что делают у нас. Это вызывает интерес. Но если им что-то нужно узнать, они берут и покупают, например, наши двигатели. Так что никакого творческого сотрудничества здесь нет.

Профессия для избранных

- Раньше в отряд космонавтов попадали в основном летчики. Кого сейчас берут в космонавты?

— У нас первое правило — здоровье, а второе правило — образование, причем высшее и техническое. Если этого нет — разговор окончен. Я не одобряю, когда берут людей из банковской сферы, предпринимательства — это вообще какой-то нонсенс. Надо брать людей из нашей области — инженеров-механиков, техников. Они нужны в космосе. В прошлом году было 150 гражданских претендентов в отряд. Из них — 3-4 летчика. Прошли в отряд двое.

Российский космонавт Александр Александров
© Sputnik / Вадим Анцупов
Российский космонавт Александр Александров

- Чем бы вы посоветовали заниматься молодежи?

— Очень хорошо заниматься спортом, только не спортом высших достижений, а просто спортом — легкая атлетика, лыжи, горные лыжи, теннис. Молодежи нужны увлечения, нужно больше читать оригинальных изданий тех авторов, которые действительно разбираются в вопросе, меньше сидеть в интернете. А для тех, кто хочет стать космонавтами, в Москве есть институты, занимающиеся космической тематикой. Они могут взять в свои стены любого абитуриента и сделать из него хорошего ракетчика.

А потом — дорога в космос.

За водой в космос: кто и зачем разрабатывает аппарат "Луна-25" >>

Тема:
Гости медиа-клуба "Импрессум" (61)

По теме

Россияне поздравили из космоса всех землян с Днем космонавтики
Уникальные кадры вывода на орбиту грузового корабля "Прогресс МС-10"
Мисуркин и Шкаплеров установили рекорд в открытом космосе
Как на Россию влияют западные санкции, рассказал космонавт Александр Александров
Во время старта ракеты "Союз" произошла авария, экипаж жив
Россия заморозит космическое и атомное сотрудничество с Западом
Антон Шкаплеров рассказал, кого сейчас берут в космонавты
"Импрессум": в гости к таллиннцам едет дважды Герой Советского Союза
Инвесторы Байконура сомневаются в пользе от его модернизации
Теги:
Госкорпорация "Роскосмос", история, Биография, мнение, космонавт
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik