20:34 21 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1091
  • RUB70.6406
Президент РФ Владимир Путин и президент Республики Сербия Александр Вучич (справа) во время встречи в Белграде

Президент Сербии: мы купили российское оружие, которое посоветовал Путин

© Sputnik / Михаил Климентьев
Политика
Получить короткую ссылку
39060

В интервью Sputnik Serbia президент Сербии Александар Вучич признался, что российское оружие для сербской армии закупалось по совету президента России Владимира Путина.

ТАЛЛИНН, 22 окт — Sputnik. После того как в минувшие выходные торжества к 75-летнему юбилею освобождения Белграда посетил Дмитрий Медведев, президент Сербии Александар Вучич в интервью Sputnik Serbia рассказал о том, как Россия помогает сформировать в Сербии традиции памяти, о договоренностях, достигнутых с российским премьером, о русском газе, вымышленном российском влиянии на сербские власти и закупках оружия по совету Кремля.

— Сегодня идеальный момент для того, чтобы подвести итоги визита в Сербию премьер-министра России Дмитрия Медведева, который приезжал на торжества в честь 75 годовщины освобождения Белграда.

— Визит прошел не просто хорошо. Постараюсь избежать куртуазных формулировок и быть конкретным — визит прошел лучше, чем мы ожидали. Что для нас важно, мы подтвердили не только сотрудничество, но и нашу искреннюю дружбу и высшую степень доверия, которая есть между нами. Не забудьте, что мы праздновали 75-ю годовщину освобождения Белграда…

— Как раз на это мы хотели обратить внимание.

— У нас не было этой культуры памяти, которая развивается теперь. Это можно увидеть не только по ветеранам Второй мировой, но и по ветеранам из 90-х, которые были на параде на аэродроме Батайница. Я с ними отдельно пообщался, поговорил с сотней из них, — эти люди, после того, что они сделали для своей страны и своего народа, были счастливы, что кто-то вспомнил об их существовании. И я благодарен русской стороне за то, что они помогают нам формировать эту культуру памяти, что мы вместе это делаем.

© Sputnik / Екатерина Штукина
Визит премьер-министра РФ Д. Медведева в Сербию

Русский народ — народ, наиболее пострадавший во Второй мировой войне. Со стороны нас, народа, в пропорциональном отношении максимально сильно пострадавшего (мы среди наиболее пострадавших европейских народов), все эти попытки изменить ход истории будут встречать решительный отпор. Наша задача этого не допустить. И наша задача — всегда с уважением относиться не только к своим мертвым, но и к своим живым — к тем, кто боролся за нашу страну. И я благодарен Российской Федерации за то, что они нам в этом помогли.

Я уже получил от президента Путина приглашение на 9 мая, это большая честь для меня. Это что-то, чего вы ждете, смотрите по телевизору, и однажды это происходит с вами.

9 мая 2018. Президент РФ - Верховный главнокомандующий вооружёнными силами РФ Владимир Путин во время военного парада в ознаменование 73-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов на Красной площади в Москве. Слева - президент Сербии Александр Вучич, справа - премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху.
© Sputnik / Григорий Сысоев
Президент РФ - Верховный главнокомандующий вооружёнными силами РФ Владимир Путин во время военного парада в ознаменование 73-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов на Красной площади в Москве. Слева - президент Сербии Александр Вучич, справа - премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху.

Когда я смотрел парад с президентом Путиным (в 2018 году — прим. ред.) мы успели и оружие российское для Сербии выбрать. Президент Путин мне посоветовал…

— Это "Панцирь"?

— Я не хотел бы говорить об этих вещах, но мы уже кое-что купили. Кое-что серьезное. Достаточно ли этого? Конечно, нет. Но это что-то, что значительно поднимет нашу боеготовность. Чем я больше всего горжусь, так это тем, что премьер Медведев два раза сказал мне, что он гордится тем, как прогрессирует сербская армия.

И это подтвердил в разговоре с нашим министром обороны Александром Вулиным (Aleksandar Vulin) Сергей Шойгу. Я видел его (Медведева, прим. ред.) удивление, это огромный прогресс.

Также он был удивлен и развитием Белграда. В прошлый раз Медведев был здесь 10 лет назад, и он сказал мне, что это совершенно другой город. Это гораздо более благоустроенный город, стало гораздо больше облагороженных фасадов. Что касается армии — все можно по цифрам увидеть. Я мог бы часами говорить об этом. Я очень горд.

Но вернемся к культуре памяти, я постараюсь 7 мая следующего года организовать "Бессмертный полк" здесь с гораздо большим количеством участников. Несмотря на то, что мы неплохо себя проявили в предыдущий период. Я лично буду участвовать в белградском шествии. И я хотел бы, если президент Путин меня пригласит, снова выйти на Красную площадь с портретом моего деда.

— Думаю, что это нормально, раз мы вместе с русскими боролись и освободили Белград, и праздновать это тоже вместе. Но многие забыли, что русские для них сделали…

— Мы не забыли. Что-то из истории забывается. Приходят другие тренды, начинают дуть другие ветра. Люди гораздо больше думают о себе, о своем политическом настоящем и будущем, чем о том, ради чего они были избраны.

— В связи с договоренностями, достигнутыми с Медведевым, с закупками российского оружия на нас оказывается большое давление. Пишут, что Вучич не выполнит своих обещаний Западу? О каких именно обещаниях речь?

— Я семь лет слушаю, как я кому-то обещал независимое Косово. Тогда я задам вопрос: назовите мне имя человека, которому я это обещал? Одного человека, не надо двух. Этот вопрос адресован тем, кто это говорит. Семь лет я слушаю эту историю о моем якобы предательстве.

Я предатель, который вернул Сербию в Косово, на которого Курти (Albin Kurti, косовский политик, наиболее вероятный кандидат на пост премьера самопровозглашенного Косова, прим. ред.) сегодня из-за этого нападает.

Я предатель, который не допустил того, чтобы полиция на севере Косова стала преимущественно албанской, на что все остальные в этой стране готовы были согласиться еще в 2013 году.

Я предатель, потому что я не хотел принять пункт 14 Брюссельского соглашения, согласно которому Сербия должна была пустить Косово в ООН. И только благодаря этому мы тогда этого не допустили. Я предатель, потому что якобы я передал косовский вопрос из ООН в ЕС. Но это произошло в 2009 году (то есть задолго до прихода Вучича к власти — прим. ред.). В чем тогда состоят мои предательства?

— Пишут, что и вас, и оппозицию контролирует Россия. Это так?

— В отличие от многих других Сербия проводит свою политику, независимую и суверенную, и я благодарен России за то, что она это уважает. И я благодарен всем в мире, кто это уважает.

Мы уважаем и любим Россию, уважаем и любим Францию, уважаем и любим многие другие страны. Но у нас своя политика, свою будущее и этим мы и руководствуемся.

Но что бы мы ни сделали с Россией, им будет мешать наш виньяк (балканский бренди — прим. ред.), который мы продаем, газ, который мы покупаем…

Может быть вы заметили, на последнем саммите Вышеградской группы в Праге перед западными журналистами я сказал: "Люди, что вы хотите от меня? Чтобы мы покупали газ в два раза дороже, чтобы показать свою лояльность? Так не пойдет. Мы будем покупать дешевый газ (…)

Вы могущественны, вы можете сменить меня завтра, но чтобы мы платили вместо полутора-двух миллиардов три или четыре, чтобы мы забрали эти деньги у пенсионеров, вычли их из зарплат медицинских сестер, чтобы вы нас потом похвалили, потрепали по плечу и сказали: "молодец, Вучич", — нет, такое мне в голову не приходит.

Над чем мы сейчас работали с русскими, о чем я их просил и о чем, я надеюсь, мы скоро договоримся с Алексеем Миллером, — это расширение газохранилища "Банатски-двор" (Banatski dvor),— нам мало 450 миллионов кубометров. Есть проект на 750 миллионов, но надо подумать, хватит ли этого, так как Сербия демонстрирует быстрое индустриальное развитие и расходует все больше газа.

Что для меня было интересно в этом визите, так это то, что удалось уделить внимание многим конкретным вещам, о которых мы договариваемся. РЖД должны сделать план и проект, и, если все будет хорошо, в марте мы подпишем договор и с марта—апреля начнем строить, вернее реконструировать пути от Валево (Valjevo) до Врбницы (Vrbnica), до черногорской границы. Вы понимаете, что это значит для Сербии? Это как строительство железной дороги Белград-Бар в 1960-х. Это совсем другая жизнь будет! РЖД исключительно работают, у нас пока так не научились. Они не опаздывают, они работают качественно точно. Они работают как швейцарские часы

— Они дают на это кредит?

— Вероятно, финансирование будет частично бюджетное, а частично, из кредитных средств. Сегодня у нас с этим нет проблем, таких, как были 10–15 лет назад, когда нам все говорили: "Вы не можете возвращать, потому что вы и так уже в долгах". Сегодня таких проблем нет, сегодня мы составляем планы, и это все войдет в Национальный инвестиционный план, рассчитанный на 10 миллиардов, который мы представим 5—6 декабря, после согласования бюджета.

Президент Сербии Александр Вучич.
© Sputnik / Екатерина Штукина
Президент Сербии Александр Вучич.

Мы упорно работаем над тем, чтобы показать, откуда у нас 10 миллиардов и во что мы собираемся их вложить в ближайшие 4–5 лет. Это большое дело для Сербии. Мы постараемся провести водопровод и канализацию в каждую общину, повсеместно провести газ.

— Как вы понимаете позицию Медведева, который заявляет о необходимости соблюдения принципов резолюции СБ ООН № 1244 (которая подразумевает, что Косово является частью Сербии — прим. ред.) и одновременно говорит о готовности принять соглашение Белграда и Приштины?

— Суть в том, что это договор тех, кто должен определить свое будущее. Договор, по которому никто не будет доволен полностью. Но этого соглашения нет, и, судя по тому, как обстоят дела, не будет. Я сделаю всё, чтобы это соглашение было достигнуто, но я вижу, что процесс не движется.

Во-первых, сербские нежные уши хотели бы всегда слышать то, что им нравится, пусть это не имеет отношения к реальности. Но это меньшая из проблем. С другой стороны, албанцы не хотят слышать ничего, что имеет отношение к действительному компромиссу. Третий момент: всё, что предлагается Сербии с Запада, — это никакой не компромисс.

— Вы публично говорили, что Запад ничего не предлагает Сербии по проблеме Косова…

Скажу искренне, Ангела Меркель была крайне честна по отношению к Сербии во время одного из разговоров в Давосе. Она откровенно сказала мне: "Александр, мы не можем согласиться с разделением, разграничением, новым установлением границ".

Канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Сербии Александар Вучич
© Sputnik / Алексей Витвицкий
Канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Сербии Александар Вучич

Я до этого сказал ей, что границы не определены. Для нас граница — одна, для Берлина — другая. Для России — одна, для США — другая. Для Китая — одна, для Франции — другая. Для Испании — одна, для Великобритании — другая (имеется в виду, что Россия, Китай и Испания не признали независимость Косово — прим. ред.). Я говорил им — давайте уже определимся с этим.

— И что вам отвечают?

— "Нельзя! Косово — независимое государство в существующих границах. Мы понимаем вашу проблему, но в данный момент мало что можем предложить"

— То есть можно все, но мы должны признать Косово?

— Моя совесть спокойна, потому что я всегда и везде борюсь за наш народ и за нашу страну. Ни одного решения нами не было принято под чьим-либо давлением. Я не отпускал на свободу террористов и не отказывался от того, чтобы отмечать годовщину агрессии НАТО против Югославии.

Мы бы хотели чтобы где-то как наша территория был записан Качаник, в котором нет ни одного серба и который является главным центров для вербовки игиловцев во всей Европе (Kacanik — город в Косово. В 2015 году хорватский телеканал HRT в сюжете о Косове назвал город Качаник чемпионом по числу бойцов ИГИЛ* на душу населения). В Качанике в перспективе не захочет жить ни один серб. Просто многие изображает, как нам важно это место и что они якобы не могут даже сказать такую ересь, которую я говорю.

— Есть ли у нас механизмы, чтобы защитить сербов в Косово?

— Мы всегда найдем силы, чтобы защитить сербов от погромов и от того, что они пережили в 90-е и в 2004 (дата крупнейшего антисербского погрома в Косово). Я говорю серьезно, не потому, что я угрожаю или у меня есть какие-то планы. Мы не позволим, чтобы кто-то убивал и изгонял наш народ.

— Может ли измениться формат переговоров о Косово? Что вы думаете, например, об организации международной конференции?

— Я опасаюсь международных конференций. Но если бы она состоялась, в ней, конечно, должны участвовать все ведущие государства. Я за то, чтобы мы разговаривали с албанцами, чтобы мы попробовали достичь компромисса. Очевидно, что это сложно(…)

Записала Любинка Милинчич,  главный редактор Sputnik Serbia.

* ИГИЛ — запрещенная в России террористическая оргаизация.

На Sputnik Эстония вам также может быть интересно:

По теме

Мы гордимся: что ещё заявил президент Сербии о дружбе с Россией
Президент Сербии пожелал пострадавшему в Косово россиянину скорого выздоровления
Судьба сербов в Косово незавидна: почему Белград сдал назад
Теги:
Владимир Путин, Александар Вучич, Россия, Сербия
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik