Прямой эфир
  • USD1.1833
  • RUB89.1439
Новости
Получить короткую ссылку
141 0 0

Законопроект, согласно которому детям можно будет давать только латышские имена, угрожает и демократии, и нормам латышского языка, считают эксперты.

ТАЛЛИНН, 4 июн — Sputnik. Законопроект об изменении имени и национальности, согласно которому детям можно будет давать только латышские имена, разрабатывали в Министерстве юстиции Латвии, подконтрольном партии национального толка. Он должен быть рассмотрен до 1 сентября, пишет Sputnik Латвия.

По убеждению экспертов, он угрожает и нормам латышского языка, и демократии.

"Критерии, какое имя и фамилию можно выбрать, до сих пор не оговаривались. Вместе с тем существовала возможность, что персона выберет себе имя, не соответствующее латышским традициям наречения имени (кличка, псевдоним или просто звукосочетание). Такое употребление неологизма может самым прямым образом стать угрозой функционированию латышского языка как единой системы", — сообщила Sputnik Ксения Витола, ответственный сотрудник министерства юстиции.

Как заявил ves.lv пресс-секретарь министра юстиции Андрис Витенбургс, поправки к Закону об изменении национальности, имен и фамилий должны облегчить жизнь тем, кто сам, добровольно, собирается менять национальность на латыша\латышку (такую возможность недавно предоставил Сейм), и в связи с этим сменить имя или фамилию.

То есть если человек по фамилии, условно, Мугабе или Гюннлёйгссон найдет у себя латышские корни или желание сменить национальность, такая возможность ему будет предоставлена без проволочек, как и возможность впредь писать свою фамилию в документах как Mugabis или Gunlaugsonis. Но живущий в Латвии гражданин Ивановс фамилию Иванов, бытующую в русском языке, носить уже не сможет никогда, как и его дети и внуки.

"Трудно сказать, почему эти поправки появились именно сейчас. Вчера юристы утверждали, что вроде бы ничего страшного, такой закон уже давно действует, а это просто новый. Тогда у меня вопрос: а раз ничего страшного, зачем нужен новый закон? Мне ответили: там есть ряд незначительных дополнений. Тогда почему не сделать поправки к закону, зачем писать новый? – возмущается депутат Рижской думы Руслан Панкратов, возглавляющий правозащитную организацию "Верните наши имена!".

"Там есть несколько весьма странных и увлекательных словосочетаний, не имеющих не то чтобы четкого, даже приблизительного определения. Например, новые имена должны будут соответствовать латышской традиции имен. Что это за традиция и что такое латышские имена? Это точь в точь, как законопроект о нелояльности. Что это: во всем соглашаться с националистами, не критиковать и не жаловаться, или не лезть на баррикады, или отказаться от своей культуры?" — рассказывает он.

Сам Руслан Панкратов недавно проиграл тяжбу в Страсбургском суде по правам человека, которая началась еще в 2004 году, пытаясь вернуть себе имя и фамилию без букв "с" на конце. Теперь же, после принятия нового закона, возможности оспорить это решение у него уже не будет.

"Согласно правилам Кабинета министров, сдвоенные согласные в именах были запрещены. Нам удалось отвоевать в суде, чтобы Анна или Жанна писались с двумя "н". Однако, Савву и Отто отстоять не удалось. Родители вынуждены записывать их в Свидетельстве о рождении исключительно как Сава и Ото. Тогда как Денисс и Борисс пишут с двумя "с" на конце. Спрашиваю: так запрещено ведь сдвоенные согласные в именах употреблять. А мне отвечают: это в середине имени запрещено, а в конце можно", — недоумевает Руслан Панкратов.

Сегодня записать свое имя в оригинальной форме без буквы "с" на конце можно на третьей странице паспорта и только в том случае, если имеется свидетельство о рождении, выданное в советское время. А передать по наследству свою правильную фамилию детям уже нельзя – различные нормативные акты это запрещают.

"Вот если взять ваше искаженное имя Вадимс с буквой "с" на конце, то, согласно законопроекту, оно становится оригинальным латышским и изменить его обратно в оригинал будет невозможно. Ваше имя Вадимс будет считаться латышским, значит, и требовать вы больше ничего не сможете", — добавляет Панкратов.

С момента обретения Латвией независимости были разные прецеденты в борьбе за право носить имя либо данное при рождении, либо полученное после замужества на иностранце. Шумиху вызвало желание Леонида Райхмана называться именно так, а не Леонидсом Райхманисом, как его записали в паспорте. Со своей жалобой он дошел до Комитета по правам человека ООН и выиграл дело.

В конце 2010 года комитет постановил, что Латвия нарушила права своего гражданина Леонида Райхмана, в частности, его права по 17-й статье Международного пакта о политических и гражданских правах. Комитет ООН потребовал изменить имя-фамилию истца и местное законодательство, но Латвия проигнорировало это решение, посчитав его рекомендацией, которую можно принять во внимание, а можно и не заметить.

Другая история произошла с женщиной, вышедшей замуж за немца по фамилии Mentzen. В латвийском паспорте ее записали как Юта Менцена (созвучно слову "треска"). Она также пыталась отстоять свое право на правильное написание фамилии, несколько лет судилась, но безрезультатно.

"Это дело проиграли из-за адвоката, бывшей судьи Верховного суда, которая написала в заявлении, что права нарушены, а как нарушены и в чем, не уточнила. ЕСПЧ не должен догадываться, что имеется в виду. Если нет на бумаге, то ничего и нет. Простой вопрос: а какие права нарушены? За границу выезжать можете, недвижимость покупать можете? Значит все в порядке", — вспоминает эту историю Руслан Панкратов.

Удивился тому, что в недрах Министерства юстиции появился такой законопроект, и заместитель председателя комитета по правам человека и общественным делам Сейма Латвии, член ПАСЕ Борис Цилевич. Он считает, что речь идет о застарелой проблеме, поскольку нынешнее законодательство не может запретить давать детям неблагозвучные с точки зрения латышского языка имена.

"Запрет на нелатышские имена — это очень странная идея. Она абсолютно не соответствует европейской конвенции по правам человека. Думаю, что такой проект не дойдет до Сейма. Не исключаю, что министерство юстиции подготовило данный проект закона из соображений пиара. Но у нас достаточно юристов, которые понимают: право на имя защищает 8-я статья Европейской конвенции по правам человека", — сказал ранее депутат.

Борис Цилевич признал, что вопрос преобразования личных имен на языках национальных меньшинств очень непростой и связан с трудностями транслитерации. В отличие от Комитета по правам человека ООН Страсбургский суд занимает в таких делах консервативную позицию. Но и сами латыши дают детям славянские и английские имена, и такой законопроект может нарушить права и титульной нации. Так что до осени все еще может измениться.

Очевидная дискриминация

Sputnik попросил прокомментировать инициативу Министерства юстиции писателя Германа Садулаева и филолога Марию Мушинскую.

"Что может вам на это сказать человек, которого зовут Герман Умаралиевич Садулаев? – удивляется писатель, чеченец по национальности. — Не очень-то чеченское имя – Герман. И не русское тоже. У нас в селе было полно Артуров, Эдуардов и Альбертов. Вообще у чеченцев было принято перенимать имена не только у дружественных народов, но и у тех, с которыми воевали. И ничего, язык очень маленького народа от этого не пострадал".

По мнению Садулаева, миграция имен – нормальное явление. И никакой угрозы латышскому языку нет.

"Это совершенно очевидная дискриминация, — уверен писатель. — И нарушение прав человека. А если государство такое маленькое и гордое, что ему все, что угодно, может нанести вред, любой чих может привести к гибели, то государству надо заниматься физкультурой, пить витамины и дружить со своими соседями. И с теми, кто на запад от забора, и с теми, кто на восток. В итоге всегда побеждает дружба".

Буква "s" как элемент давления

"Когда имя попадает в иноязычную среду, основа имени начинает склоняться по парадигме того языка, в котором это имя живет. — рассказала Sputnik научный сотрудник института русского языка, кандидат филологических наук Мария Мушинская. — Если в паспорте будет, допустим, записано имя Андрей с латышским окончанием именительного падежа, то это их внутреннее правило".

До недавнего времени, по словам Мушинской, во внешних паспортах имена записывались не произвольно, а по универсальным правилам, основанным на французской орфографии.

"Нас это не возмущало. Это был остаток той эпохи, когда международным дипломатическим языком был французский. Теперь это, скорее, английский. А французский окончательно сдал позиции", — говорит она.

По мнению филолога, в истории с именами заметен элемент политического давления и демонстрация унифицированности и единственности латышского языка как государственного. Законопроект оскорбляет чувства людей, которые хотят сохранить свою национальную среду вокруг себя.

Вслед за Таджикистаном

Инициатива латвийского Минюста о запрете русских имен – не первая на территории бывшего СССР. Так, в 2010 году, украинская политическая деятельница Ирина Фарион в одном из детских садов Львова посоветовала детям с "москальскими" именами уехать из Украины.

А власти Таджикистана в апреле этого года официально запретили регистрировать фамилии с русскими окончаниями и упразднили отчества. Перечень допустимых имен содержится в национальном реестре.

В Литве правительство регулярно отвергает предложения позволить польскому меньшинству оформлять документы, удостоверяющие личность, на польском языке. Повод — латинские буквы, которые есть в польском алфавите, а в литовском — отсутствуют.

На данный момент допускается возможность записи имен и фамилий нелитовскими буквами на дополнительных страницах паспорта, однако титульной страницы законопроект не касается. Но проблемы это не решает, поскольку только титульная страница имеет приоритет и юридическую силу.

Литовские поляки являются одним из крупнейших этнических меньшинств прибалтийской республики. В Литве проживает свыше 200 тысяч поляков и для 80% из них, согласно данным 2001 года, польский язык является родным.

Однако в некоторых случаях гражданам удавалось победить систему. В начале года гражданка Литвы добилась того, чтобы в свидетельстве о браке ее фамилия была вписана с буквой "w", которая отсутствует в литовском алфавите.

Действующие в Литве правовые акты также предусматривают, что в документах граждан Литвы имена и фамилии пишутся литовскими буквами. При этом в литовском алфавите нет букв "w", "q" и "x". Однако, принятое судом в конце февраля решение по делу Мигле Вантенс, вышедшей замуж за бельгийца, не было обжаловано, и в марте фамилию Wantens вписали в свидетельство о браке.

Фамилия гражданки Литвы вписывается нелитовскими буквами в свидетельство о браке уже во второй раз. Впервые это произошло в июле прошлого года, когда фамилия также вышедшей замуж за бельгийца гражданки Литвы в свидетельстве о браке была заменена после решения суда с Pauvels на Pauwels. Сейчас она добивается в суде такого же написания фамилии и паспорте.

Вильнюсский окружной суд также начинает рассматривать заявление вышедшей замуж за гражданина Польши гражданки Литвы Малгожаты Руневич-Вардын с просьбой написать фамилию ее сына в свидетельстве о его рождении с буквой "w".

По теме

Депутат ЕП: мигранты в Латвии должны знать государственный язык
Профессор Кюльмоя: русский язык в Эстонии не законсервирован
Эстонский язык станет первым госэкзаменом в гимназиях в этом году
Загрузка...

Главные темы