Прямой эфир
  • USD1.1634
  • RUB90.4050
События и даты
Получить короткую ссылку
"Бронзовая ночь": ничто не забыто (42)
627165

Дмитрий Линтер, один из лидеров организации "Ночной дозор", которая была создана с целью защитить Бронзового солдата от вандализма со стороны националистов, считает, что массовые беспорядки 2007 года спровоцировали сами эстонские власти

ТАЛЛИНН, 24 апр — Sputnik, Светлана Бурцева. В 2006 году партия "Союз Отечества" потребовала убрать из центра города Монумент павшим во Второй мировой войне. В течение года ситуация вокруг памятника накалялась, и в апреле 2007 года власти приняли решение о срочном его переносе. Это привело к массовым протестам и беспорядкам в эстонской столице.

ФОТОЛЕНТА: События "бронзовой ночи" в Таллинне >>

- Как вы оказались в рядах "Ночного дозора" и в чем заключалась ваша роль защитника монумента?

— В то время я занимался бизнесом и общественной деятельностью. 13 лет состоял в Русской партии Эстонии, с 16 лет — в Интердвижении.

"Ночной дозор" (см. Справку. — Ред.) был создан в мае 2006 года и объединил единомышленников, которые хотели защитить монумент. Мы старались максимальной оглаской повлиять на ситуацию, найти компромисс, способ оставить Бронзового солдата в неприкосновенности и защитить его от вандалов. Ребята из "Ночного дозора" охраняли памятник круглосуточно. Иногда к ним присоединялись "Наши" (см. Справку. — Ред.).

С Владимиром Студенецким, художником-фотографом, одним из лидеров "Ночного дозора", я был знаком и раньше. Максим Рева постоянно участвовал в наших мероприятиях. Димитрий Кленский поддерживал нас. Марк Сирык, тогда школьник, имел отношение к "Нашим" и координировал ребят, стоявших в карауле у Бронзового солдата. С нами в контакте до октября 2006 года находился офицер связи от эстонской полиции. Он присутствовал на наших собраниях, с ним мы координировали свою работу и мероприятия.

- Вы действовали открыто и заявляли о себе громко. Пытались ли на вас воздействовать силовые структуры?

— Незадолго до "бронзовой ночи" со мной по телефону жестко говорил префект полиции Тармо Мийлитс. Я ответил ему тогда, что по закону он не вправе указывать мне, кому давать интервью и что говорить об Эстонии.

После того разговора мне стали пакостить. Мой номер телефона поставили на порносайты, и начались звонки — круглосуточно раз в две-три минуты. А дома маленькие дети: четырехмесячный грудничок, старшему сыну всего 6 лет. Естественно, звонки будили и пугали детей. Это был такой метод психотеррора.

Телефоны остальных наших координаторов подвергались такой же обработке. Одна из целей — не дать дозвониться дежурным у памятника, нашей оперативной группе, которая должна была своевременно информировать остальных о начале работ по демонтажу.

По нашим данным, демонтаж готовили на 25 апреля 2007 года. Но смерть Бориса Ельцина и участие в похоронах в Москве президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса отодвинули начало работ. Точного времени мы не знали.

- Есть ли у вас сведения о том, что силовики заранее готовились к возможным беспорядкам?

— За неделю до апрельских событий 2007 года мы получили информацию от местных телевизионщиков о том, что на крышах близлежащих домов они видели снайперов. Мы действительно заметили несколько точек со снайперами — на колокольне церкви Каарли (напротив памятника) и на чердаке пятиэтажного дома.

Это дало повод подозревать, что власти готовились к массовым протестам и, возможно, готовы были открыть снайперский огонь по мирным протестующим.

В ночь с 25-го на 26-е у нас осталось в ночном карауле три человека: Лариса Нещадимова и двое ребят. Их машину захватили около 30 человек, одетых в специальную форму и бронежилеты, за что потом их прозвали "космонавтами". Они штырями прокололи колеса автомобиля, разбили стекла. Дежурных вытащили из машины. Ларисе разбили голову, двоих других просто избили. Ларису отпустили, а обоих парней отвезли в Ласнамяэский полицейский участок. Несмотря на такие действия полиции, мы до последнего старались удерживать людей на улицах в состоянии мирного протеста.

- Чем вы занимались до начала трагических событий?

Опрос

Изменилось ли за 10 лет ваше отношение к решению правительства перенести Бронзового солдата?
  • Да. Прах умерших должен покоиться на кладбище.
    4.0% (14)
  • Нет. Это было просто глумление над чувствами русских людей.
    30.5% (106)
  • Да. Необходимо было перенести монумент, который стал раздражителем для вандалов.
    2.0% (7)
  • Нет. Перезахоронение и перенос нужно было производить с почестями.
    37.3% (129)
  • Нет. Нужно было оставить памятник и захоронение на прежнем месте.
    17.3% (60)
  • Да. Останки нужно было перезахоронить, а памятник оставить на месте.
    8.9% (31)
Проголосовали: 27

— Я координировал действия людей. Спал по два, реже по четыре часа в день. Все это время за мной ездили сопровождающие в погонах и открыто фотографировали. Впоследствии многое из зафиксированного во время этих поездок я видел в эстонских газетах и на эстонском ТВ. В уголовном процессе спецслужбы личную информацию, добытую даже с разрешения эстонских судов, использовать не могут, поэтому КаПо сливает информацию эстонским СМИ.

- Как проходил арест, в чем вас обвиняли, как вы провели это время?

— Меня арестовали утром 27 апреля на выходе из дома. В это же время арестовали Макса Реву и Марка, который шел в школу на экзамены. На Кленского повесили уголовное дело и "пристегнули" к нам уже позже.

Сначала нас обвиняли в антиправительственной деятельности. Люди из КаПо разговаривали на допросах так, будто я офицер ФСБ. Допросы велись в наручниках. В камере были подсадные, которые говорили, что все у меня плохо, против меня государство, со мной все уже кончено. Они предлагали секретный телефон, чтобы я позвонил "своим", видимо, из ФСБ. Некоторые сокамерники устраивали конфликты, а когда я не велся на их провокации, применяли силу. Макс почти потерял зрение, долго восстанавливал потом. У меня были проблемы с давлением. После одного из допросов вообще увезли на скорой помощи. КаПо организовывает такие пресс-хаты, чтобы человека сломать.

- Чем можно объяснить тот факт, что следившие за каждым вашим шагом до беспорядков событий спецслужбы так долго вас прессовали?

— Думаю, спецслужбы Эстонии были уверены, что они играют в оперативную игру со спецслужбами России. Когда оказалось, что мы просто общественные активисты, их картина мира разрушилась.

По большому счету власти сами спровоцировали беспорядки, сами испугались их, а потом решили обвинить во всем Россию. Когда КаПо стало ясно, что нас надо выпускать, Андрус Ансип лично сказал, что мы должны сидеть.

Так нам сообщили. Это решение правительства повлияло на решение прокуратуры. Мы сидели в тюрьме еще несколько месяцев потому, что правительству нужны были люди, которые ответили бы за его собственное преступление.

Уже позже обвинение переквалифицировали в организацию массовых беспорядков, а через полтора года Государственный суд снял с нас все обвинения.

- Была ли возможность избежать событий "бронзовой ночи"?

— Сейчас я уже понимаю, что никаких компромиссов с властью в то время достичь было невозможно. Снос памятника — это преступление, совершенное эстонским государством по отношению к своему народу. Ведь против сноса Бронзового солдата выступали не только русские, но и многие эстонцы.

Бронзовый солдат простоял 60 лет на одном месте. Кому это мешало? Нас с эстонцами просто разделили.

Я, как и многие, предполагаю, что монумент, конечно, хотели демонстративно уничтожить. Это потом уже власти испугались общественной реакции, и Бронзовый солдат был перенесен на Военное кладбище Таллинна.

Справка. "Ночной дозор" — добровольное общественное движение, созданное с целью защитить Монумент павшим во Второй мировой войне в Таллинне от демонтажа и актов вандализма. Члены движения считают датой создания "Ночного дозора" 21 мая 2006 года. В ночь с 20 на 21 мая памятник был облит краской, напоминающей цвета эстонского флага. 21 мая люди, выступающие за сохранение памятника, пришли на площадь с цветами и свечами. Опасаясь новых актов вандализма, несколько человек остались дежурить у памятника ночью. Так народное движение получило название "Ночной дозор".

"НАШИ" — общероссийское молодежное общественное политическое антифашистское движение. Марк Сирык — активист эстонского отделения "НАШИ", участник процесса "бронзовой четверки", координировавший работу караула возле Бронзового солдата на протяжении периода май 2006 года — 27 апреля 2007 года.

Тема:
"Бронзовая ночь": ничто не забыто (42)

По теме

"Бронзовая ночь": ничто не забыто
Теги:
Бронзовый солдат, "бронзовая ночь", "Наши", Ночной дозор, Союз Отечества и Res Publica (IRL), Партия реформ, Дмитрий Кленский, Максим Рева, Марк Сирык, Дмитрий Линтер, Эстония
Загрузка...

Главные темы