Прямой эфир
  • USD1.0816
  • RUB68.9685
Новости Эстонии
Получить короткую ссылку
Защитники животных против звероферм (23)
704120

В каких условиях содержатся пушные звери, все ли они "приговорены к казни", почему пушной бизнес сейчас — нелегкое дело и куда уходят эстонские шкурки — в ситуации на рынке производства пушнины Sputnik Эстония разбирался во время своего визита на крупную звероферму.

ТАЛЛИНН, 20 фев — Sputnik, Денис Пастухов. Звероферму Карьякюла (предприятие AS Balti Karusnahk), где разводят чернобурых лисиц и песцов, Sputnik Эстония посетил на фоне ведущейся в Эстонии активной борьбы против такого рода деятельности и узнал, каковы они — будни пушного зверя и перспективы пушного звероводства в Эстонии.

Крупнейшая в Эстонии ферма по производству пушнины расположилась неподалеку от города Кейла в уезде Харьюмаа. В снежный, но не очень холодный день февраля Sputnik Эстония приехал на эту звероферму, основанную в звероводческом поселке Карьякюла еще в далеком 1924 году — тогда в Карьякюла завезли первых животных из Скандинавии.

Звероферма  в Карьякюла самая крупная в Эстонии
Sputnik / Вадим Анцупов
Звероферма в Карьякюла — самая крупная в Эстонии

Уже в здании, где размещаются конторские помещения предприятия AS Balti Karusnahk, запах выдает присутствие неподалеку животных. Правда, этот запах не слишком резкий — через несколько минут к нему привыкаешь. Экскурсию проводят член правления AS Balti Karusnahk Марге Тийдус и управляющий лисьей фермой Александр Литовский.

ФОТО: Самая крупная звероферма Эстонии >>

Попадая на звероферму, чувствуешь себя героем антиутопического романа "Мы" Евгения Замятина, где все люди в идеальном обществе должны были быть похожи друг на друга и представлять собой одинаковые винтики в общем механизме государства. Так же и в Карьякюла, только в качестве людей выступают животные.

На ферме сейчас содержится около 1500 песцов
Sputnik / Вадим Анцупов
На ферме сейчас содержится около 1500 песцов

На территории зверофермы установлены длинные, однотипные ряды одинаковых клеток, во многих из которых сидит по зверю. У каждой особи есть свой паспорт, где зафиксированы основные показатели — в том числе год рождения животного и его происхождение. Основная часть зверей рождается на самой звероферме, но некоторые особи закупаются за границей — чтобы не допускать излишнего кровосмешения.

Не на убой: пятьсот норок могут жить спокойно

Животных на звероферме, рассказывает Литовский, на данный момент около трех тысяч особей — примерно 1500 чернобурых лисиц и 1500 песцов. Есть еще и пятьсот норок. Но они для производства временно не используются, а живут лишь ради сохранения популяции. Звероферма, признается Литовский, переживает непростые времена — в ближайшем будущем ожидается сокращение персонала, а доходы предприятия уменьшились*.

Управляющий лисьей фермой Александр Литовский
Sputnik / Вадим Анцупов
Управляющий лисьей фермой Александр Литовский

С одной стороны, на кризис влияют попытки борцов за права животных вместе с политиками оказывать давление на власти Эстонии с целью вообще ликвидировать пушное производство в стране.

С другой стороны, есть и более глобальная проблема — это мировое перепроизводство пушнины. Связано это с тем, что Польша и особенно Китай очень активно взялись за пушной промысел. Условия содержания животных на польских и китайских зверофермах, утверждает Марге Тийдус, обычно не самые лучшие, польский и китайский товар вследствие этого не самого высокого качества, но шкурок произведено настолько много, что мировые цены на пушнину обвалились.

И если раньше шкурку животного (и чернобурки, и песца) ферма Карьякюла могла реализовать за несколько сотен евро, то теперь в среднем — всего за 70 евро.

Новые клетки потребовали значительной инвестиции

Труднее стало звероферме в Карьякюла и после того, как большое количество средств ушло на установку новых клеток. Теперь клетка соответствует всем европейским стандартам по содержанию пушного зверя и даже превышает их — чтобы не только проходить постоянные проверки, но и не реконструировать клетки вновь в случае новых ужесточений.

Это клетки старого образца, которые не соответстуют европейским требованиям
Sputnik / Вадим Анцупов
Это клетки старого образца, они не соответствуют европейским требованиям

В список требований по содержанию зверей входят в том числе соответствующие размеры клетки, наличие автоматической поилки (чтобы зверь в любой момент мог попить воды) и полочки для отдыха. На звероферме можно увидеть и старые клетки, которые отличаются в худшую сторону и по просторности, и просто по внешнему виду.

На изготовление одной шубы идет от 10-20 шкурок животных
Sputnik / Вадим Анцупов
На изготовление одной шубы идет 10-20 шкурок животных

Над рядами с клетками можно увидеть надписи "племя" и "забой". Племенные животные отвечают за репродукцию и живут долго — то есть покуда способны выполнять свою функцию и приносить потомство.

Во многих странах мира зверофермы уже запрещены, Эстония пока не входит в этот список
Sputnik / Вадим Анцупов
Во многих странах мира зверофермы уже запрещены, Эстония пока не входит в этот список

Отдельным особям на звероферме уже больше десяти лет, а некоторые племенные животные умирают даже естественной смертью. Клетки же для забоя пока пустые. Они заполнятся, когда появятся щенки. Часть из них, объясняет Литовский, станет частью племени, другим же уготована печальная участь — прожив всего около восьми месяцев, они пойдут на мех.

На небольшом складе висят шкурки животных – то, ради чего их здесь и содержат
Sputnik / Вадим Анцупов
На небольшом складе висят шкурки животных – то, ради чего их здесь и содержат

В 2018 году на ферме Карьякюла было произведено в общей сложности около 11 тысяч шкур песцов и чернобурых лисиц.

На воле промысловый пушной зверь — не жилец

Весь жизненный цикл животного проходит на звероферме. Марге Тийдус говорит, что на воле такие животные жить не смогут, так как долгое время разводятся для содержания в клетках и утеряли навыки охотиться, добывать себе еду.

Член правления AS Balti Karusnahk Марге Тийдус демонстрирует шкурки песцов
Sputnik / Вадим Анцупов
Член правления AS Balti Karusnahk Марге Тийдус демонстрирует шкурки песцов

"Эти животные выведены долгими годами селекции, поэтому ведут себя очень тихо. Были бы на звероферме дикие звери — они бы тут устроили. Если, к слову, приходит машина корма, то животные взволнованы, готовы за него драться. Но помести в клетку со зверем, к примеру, кролика — ничего не случится", — заявляет Тийдус. И действительно, большинство животных ведут себя совсем не по-лесному. Лишь отдельные особи излишне нервничают и проявляют недовольство в присутствии чужаков.

У песца две формы окраски — это голубая и белая
Sputnik / Вадим Анцупов
У песца два вида окраса — голубой и белый

Литовский вспомнил и о случае, когда защитники животных проникли на звероферму и пооткрывали клетки, чтобы животные смогли выбраться на волю. Но управляющий уверен, что многие борцы за права лис и песцов не понимают, что клеточный зверь и лесной зверь — абсолютно разные животные.

"Защитники животных ни в чем не разбираются и доводят все до абсурда. Например, заявляют даже, что у нас на звероферме со зверя сдирают шкуру, а потом она отрастает вновь. Выкладывают в интернет фотографии с китайских звероферм, чтобы показать "ужасные условия содержания" на звероферме в Карьякюла. Но нам невыгодно содержать зверя в плохих условиях — товар будет некачественный и неконкурентоспособный", — подчеркивает Александр Литовский и добавляет, что на ферме считают, что к животным надо относиться так, как относятся к другу или близкому человеку.

Так отбираются и работники (большинство работников — жители поселка Карьякюла, звероводы в нескольких поколениях): они должны любить животных, а животное всегда чувствует хорошее к нему отношение.

Куда уходят шкуры забитых зверей

Звероферма в Карьякюла работает в основном на экспорт — лишь пара процентов произведенной пушнины предназначены для внутреннего рынка. В Эстонии и население небольшое, и зимы не очень холодные. Поэтому произведенные шкурки (сырец) ферма отправляет на аукцион в Финляндию, откуда они идут на выделку и попадают затем на фабрики и в магазины. Товар из Карьякюла пользуется большим спросом, например, в России и Китае, то есть в тех странах, где часто морозы и где без мехов просто не обойтись.

На небольшом складе висят шкурки животных – то, ради чего их здесь и содержат
Sputnik / Вадим Анцупов
На небольшом складе висят шкурки животных – то, ради чего их здесь и содержат

"Добавлю, что мы никого не принуждаем покупать нашу продукцию, не рекламируем ее, но на натуральный мех всегда есть спрос, никакая синтетика с ним не сравнится. Также натуральный мех — органическая продукция, которая не загрязняет природу", — говорит Тийдус по поводу высказываний защитников животных, что нельзя убивать только ради меха.

Такой бизнес: песца кормят песцом

Отдельно стоит сказать про питание для животных, которое производят на располагающейся на территории фермы зверокухне и которое состоит из мясных, рыбных и зерновых отходов. Корм также содержит необходимые витамины и питательные вещества и, отмечает Литовский, похож по составу на корм для кошек и собак, только негранулированный.

С помощью этих машин происходит раздача еды
Sputnik / Вадим Анцупов
С помощью этих машин происходит раздача еды

За год карьякюлаские звери, которых кормят дважды в день, потребляют до тысячи тонн такой пищи.

Многие предприятия Эстонии заинтересованы в том, чтобы не уничтожать отходы производства за дополнительную плату (их сжигают в AS Vireen — госпредприятии по сбору и уничтожению побочных продуктов животного происхождения — Ред.), а по дешевке продавать или даже бесплатно отдавать их звероферме на реализацию. И это один из факторов, который держит звероферму на плаву.

Отходы при производстве пушнины также не сжигают, поэтому есть на ферме и место каннибализму. После того как происходит забой, отходы отправляют за 40 километров от Карьякюла в специальный цех, где останки животных варят, замораживают и отвозят обратно на ферму в качестве пищи для живущих там зверей. Забой, стоит добавить, происходит раз в год, а зверей умерщвляют электричеством — считается, что это гуманный способ.

Есть на ферме Карьякюла и более позитивные моменты. Например, лисят периодически покупают со зверофермы для содержания в качестве домашних животных.

Таким образом, читатель сам может сделать вывод, имеют ли право зверофермы на существование и во всем ли правы защитники животных, которые требуют закрытия звероферм в Эстонии. Ведь, как писал Sputnik Эстония, производители пушнины уверены, что зверофермы не только помогут без вреда для экологии сбывать огромное количество отходов мясной и рыбной промышленности, но и могут приносить, в случае господдержки, значительные экспортные доходы Эстонии.

Активисты же по борьбе за права животных уверены, что условия содержания животных на зверофермах не соответствуют принципам жизни в современном мире, поэтому зверофермы должны быть закрыты. "Мертвые животные не украшают", — утверждали борцы за права животных на одном из мероприятий, на котором требовали закрытия звероферм в Эстонии.

Производители пушнины: зверофермы приносят Эстонии экспортные доходы >>

Справка:

* Финансовые показатели предприятия AS Balti Karusnahk:

Доход (млн, €)

2015 — 3,86

2016 — 2,24

2017 — 2,04

Убытки (млн, €)

2015 — 0,76

2016 — 2,35

2017 — 1,48

Среднее количество работников:

2015 — 73

2016 — 49

2017 — 46

Тема:
Защитники животных против звероферм (23)

По теме

Проблема навоза решена, зверофермы закрывать не надо
Защитники животных проведут у стен Рийгикогу пикет против звероферм
В Таллинне прошел пикет против пушных звероферм
С шубой или без: прикроют ли пушные зверофермы в Эстонии
Сультс объяснил, почему зверофермы в Эстонии закрывать нельзя
Производители пушнины: зверофермы приносят Эстонии экспортные доходы
Куда девать "пушистиков": депутаты со скрипом решили судьбу звероферм Эстонии
Ничего личного, просто бизнес: как живут звери, рожденные стать воротниками
Самая крупная звероферма Эстонии
Теги:
звери, Эстония, пушнина
Загрузка...

Главные темы