Прямой эфир
  • USD1.0906
  • RUB85.8405
Культура
Получить короткую ссылку
Изобразительное искусство в Эстонии (57)
69922

В Москве открылась выставка эстонского художника Яана Тоомика "В моем конце — мое начало. В моем начале — мой конец". Посетители Московского музея современного искусства (ММСИ) поневоле оказались частью необычной экспозиции.

ТАЛЛИНН, 17 фев — Sputnik, Тимур Селиванов. Знакомство с выставкой начинается со знакомства с самим Яаном Тоомиком и куратором Виктором Мизиано.

Он уже показывал отдельные работы эстонского художника в России, а планы организовать персональную выставку Тоомика витали в воздухе последние пять лет. По хронологическому и тематическому охвату "В моем конце — мое начало" — самая насыщенная в персональной истории художника. В ней представлены и живопись, и скульптура, и видеоклипы.

Художник Яан Тоомик
© Фото : Евгения Новоженина
Художник Яан Тоомик

Двадцать два гроба

Такая насыщенность привела к издержкам: Тоомик сетует, что от некоторых работ, приехавших в Москву, он уже отошел и не чувствует их своими. Как пример "чужой" работы он похлопывает по гигантской инсталляции: 22 простых нелакированных гроба без крышек, поставленных вертикально и сбитых в тоннель с прорезью по центру.

Впрочем, во время рассказа о гробовом ансамбле художник оживляется и будто присваивает эту свою работу обратно: "Когда я пришел в похоронное бюро и заказал 22 гроба, менеджер посмотрел на меня с большим подозрением. Это было криминальное время, 90-е годы. Но потом работники заинтересовались и выполнили этот заказ с удовольствием: обычно-то они занимаются довольно тяжелыми, неприятными вещами".

"Двадцать два" — неслучайная цифра: в каббалистической системе она означает жизненный цикл. По мысли художника, человек проходит его сквозь череду смертей и рождений — то есть, буквально, сквозь узкий тоннель, пропиленный сквозь днища гробов.

Такие разные поколения

Мизиано считает себя нетипичным русским куратором. Он всегда был внимателен к художникам из бывших советских республик, в то время как его коллеги и публика были заворожены западом — Лондоном и Нью-Йорком.

Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
© Фото : Евгения Новоженина
Зрители на персональной выставке Яана Тоомика

"Василий Церетели, директор Московского музея современного искусства, как-то раз вызвал меня на откровенный разговор: "Колись! Почему ты, самый европейский куратор, тащишь к нам то эстонцев, то казахов, то армян с грузинами?", — рассказывает Мизиано. — А я просто искренне реагирую на их произведения, испытываю к ним особое чувство родства, близости, и не хочу этим тяготиться".

"Колесо обозрения": мост, построенный из красок >>

Творчество Тоомика куратор также объясняет через общий опыт развала Советского Союза. По мнению Мизиано, художник выразил чувства поколения 90-х с необыкновенной силой и точностью. Поэтому трагическое и некомфортное искусство эстонца может показаться неуместным поколению "нулевых" с их стремлением к "комильфотности" и гламуру.

Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
© Фото : Евгения Новоженина
Зрители на персональной выставке Яана Тоомика

"Во многих своих работах Яан пытается прорваться к каким-то базовым, лишенным иерархий формам жизни. При этом выход за рамки для него очень травматичен. Конечно, эти переживания напоминают крах государственной системы, которая казалась нам незыблемой", — отмечает Мизиано.

Маленькие трагедии

В темных залах горят экраны и проекторы. На них художник скользит, обнаженный, по льду Балтийского моря, бьется в истерике за рулем автомобиля, кричит, стоя у водопада, падает с дерева в яму. В других залах демонстрируют минифильмы: про секс, про веру, про самоубийство, а в итоге — про одиночество.

Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
© Фото : Евгения Новоженина
Зрители на персональной выставке Яана Тоомика

Трагичность работ Тоомика невольно усиливают первые посетители выставки. Среди публики с бокалами люди на экранах и картинах кажутся неуместными и одинокими. Отчаяние, с которым художник танцует на могиле своего отца в видео Dancing with Dad ("Танцуя с папой"), становится банальностью от окружающей болтовни и смеха. Ключевая работа выставки — видео "Чайки". Тоомик, захлебываясь на дне бассейна, кричит что-то в резиновый шланг. Тонет и кричит, кричит и тонет в зацикленном видео, но его вопли не прорываются сквозь шум пресс-показа.

  • Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
    Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
    © Фото : Евгения Новоженина
  • Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
    Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
    © Фото : Евгения Новоженина
  • Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
    Зрители на персональной выставке Яана Тоомика
    © Фото : Евгения Новоженина
1 / 3
© Фото : Евгения Новоженина
Зрители на персональной выставке Яана Тоомика

Виктор Мизиано считает, что художник обречен на коммуникацию, на невольное обращение к окружающим, даже когда он "творит для себя" — но редко когда окружающие это обращение слышат.

Не только маринисты: итоги эстонского искусства за сто лет подводят в Москве >>

Тема:
Изобразительное искусство в Эстонии (57)

По теме

Художник Алексей Шатунов: картины рождаются, чтобы жить
Художник Хачатур Белый: я не боюсь потерять узнаваемость
Конец в начале, и наоборот: чем поразит Москву эстонский художник-перформансист
Не только маринисты: итоги эстонского искусства за сто лет подводят в Москве
Теги:
выставка
Загрузка...

Главные темы