19:27 22 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1130
  • RUB70.9699
Писатель и поэт Алексей Сальников на презентации книги Петровы в гриппе и вокруг него в Библиотеке им. Некрасова, Москва

Алексей Сальников — о детстве в Тарту: я помню красные флаги с синими волнами

CC BY-SA 4.0 / Dmitry Rozhkov / Писатель и поэт Алексей Сальников
Культура
Получить короткую ссылку
325952

Самый многообещающий писатель России в эксклюзивном интервью для Sputnik рассказал об эстонском детстве и своих романах - новом "Отделе" и нашумевшем "Петровы в гриппе и вокруг него".

ТАЛЛИНН, 1 авг — Sputnik, Лев Рыжков. В московском издательстве Livebooks вышел "Отдел" — новый роман Алексея Сальникова. Это жесткое повествование о зловещей чертовщине, творящейся в промзоне большого города, и сотрудниках секретного подразделения силового ведомства, занимающихся ее расследованием. Казалось бы – чернуха, инфернальщина. Но "Отдел" — очень смешной роман с героями, идеально вписывающимися в современность.

Алексей Сальников появился на российском литературном небосклоне меньше года назад. Его роман "Петровы в гриппе и вокруг него" совершенно неожиданно взволновал и писателей, и читателей. У "Петровых…" нашлись как противники, так и ревностные поклонники.

Алексей Сальников
© Фото : Кирилл Дедюхин
Алексей Сальников

В этом году писатель-дебютант получил в Санкт-Петербурге престижную премию "Национальный бестселлер". В общем, в России появился очень интересный писатель, родившийся, как оказалось, в Эстонии, в Тарту.

Корреспондент Sputnik связался с Алексеем Сальниковым и поговорил о родном городе, тайнах балтийских дубрав, эстонских сказках и много о чем еще.

Каштановые бульвары и красные флаги

- Алексей, если верить "Википедии", вы переехали из Эстонии на Урал в возрасте шести лет. У вас остались какие-то воспоминания о земле, где вы появились на свет?

— Ну, да. Некая ностальгия, конечно, осталась. Я помню улицу Куу — очень тихую, с каштановым бульваром. Помню, как мы с бабушкой смотрели на каток откуда-то с большой высоты. Помню, что в Тарту я посещал библиотеки.

- Университетские? Вы уже умели читать?

— Нет-нет! В библиотеки меня брали просто за компанию. Совершенно точно я ходил в железнодорожную библиотеку и еще в какую-то.

- Помните ли вы какие-нибудь детали советской жизни в Тарту?

— Я помню красные флаги с синими волнами. Помните, раньше их давали перед государственными праздниками?

- А почему вы из Эстонии переехали на Урал?

— У маминой сестры, которая жила недалеко от нас, возникли проблемы в семье, и она переехала к другой сестре – на Урал. А мама тоже переехала, для моральной поддержки.

Злые продавцы промышленного поселка

- Из Тарту вы переехали в какой-то промышленный поселок…

— Поселок назывался Свиноводческий. Он очень отличался от Тарту. Особенно не хватало деревьев, которые были в Эстонии. Дубов, кленов. Мне не хватало эстонского пейзажа как такового. Когда лес – просторный, а не заваленный елками и не заросший травой. Все-таки дубовый лес сильно отличается от елового. Осенью не хватало желудей, каштанов и орехов.

- А люди в Свиноводческом отличались от эстонцев?

— Мама поразилась тому, что продавцы в магазинах оказались более грубыми. А так, хороших людей везде хватает. С учителями в школе мне очень повезло.

- Догадываюсь, что по русскому языку и литературе?

— Нет. У нас была очень хорошая учительница английского. Языку она, конечно, не научила, но зато рассказала хорошую историю о том, как хотела стать балериной. А ей сказали: "Ну, что это за профессия?" А поскольку старшее поколение слушалось родителей, она стала учителем английского. Она не скрывала, что жалеет. И я понял, что не надо бросать любимое дело.

- Есть ли в ваших текстах что-то от Эстонии?

— Ну, во-первых в "Петровых…" есть фраза из сказки "Баба Мора": "Морушка, ты же кашляешь, как лошадь!" Это в русском переводе. Я не знаю, как это звучит на эстонском. Поскольку меня в детском возрасте увезли, я помню об Эстонии в основном сказки и еще "Муфту, Полботинка и Моховую бороду" Эно Рауда.

- В Эстонию вы больше не возвращались?

— Меня привозили туда лет в одиннадцать – к бабушке со стороны отца. Когда я зашел к ней, она не кинулась меня обнимать, а сказала: "Сходи, пожалуйста, за хлебом". И я буквально тут же пошел за хлебом, хотя мне никто не объяснял, где магазин. Бабушка не посчитала нужным объяснять, где продают хлеб. Но я сразу нашел продуктовый магазин.

Алексей Сальников
© Фото : Кирилл Дедюхин
Алексей Сальников

Я поразился удивительному спокойствию улиц. Их прекрасной тишине. Было даже слышно, как из водосточной трубы капает в лужицу вода. Ну и, конечно, река запомнилась. Судоходная, просто чудо. До сих пор большая вода отчего-то греет сердце, когда ее вижу.

Еще один Пелевин нам не нужен

- Что было в промежутке между переездом из Тарту в Свиноводческий и премией "Нацбест"?

— Я работал в автосервисе, в котельной, потом сторожил, был разнорабочим и немножко строителем. Писал тексты на биржи копирайта. Вот такой ерундой я занимался. Выпустил книжку стихов. В одном из стихотворений упоминается Тарту. Может, даже и не в одном.

- А типажи из романа "Отдел" перекочевали в текст с какого места работы?

— Это стереотипные персонажи, которые сами собой ожили и развеселили меня. Они должны были быть абсолютно каменными. Или деревянными. Но они очень быстро вышли из-под контроля и стали веселиться. Я сам иногда смеялся над тем, что они говорят. И вот контраст между этой забавностью и тем, что они, блин, творят, мне в итоге показался очень интересным.

- А откуда вы знаете специфику работы силовых учреждений?

— Меня и жена спрашивала: "Откуда ты это знаешь? Ты же никогда там не работал!" Дело даже не в специфике, а в какой-то кафкианской канцелярщине. Она почерпнута из русской классики, из Гоголя. Она ведь не меняется никогда, общая специфика любых канцелярий.

- Откуда вы так хорошо знаете все ступени алкогольной интоксикации? Долгая практика?

— Это не практика. Это просто впечатления. Я, если и выпиваю, то только по праздникам. Я не так часто пью, и это очень тяжело мне дается. Потому что у меня — всего одна почка. У меня похмелье наступает еще до конца праздника. А так, конечно, есть некий алкогольный опыт. Мне же все-таки около сорока лет! Такое знание удивительно, когда тебе шестнадцать. А так-то бывали иногда вечера с друзьями. Ну, а у кого их не было?

- Насчет вашего романа "Петровы в гриппе и вокруг него" ломалось много копий. Как бы вы охарактеризовали его одной фразой?

— Это роман о любви без единого слова о ней.

- Именно этот роман и стал вашим локомотивом. Как он у вас родился?

— Сначала была идея о семье людей, которые любят друг друга поневоле. Было несколько страниц, к которым я совершенно ничего не мог придумать. Весь день промучившись, я стал ложиться спать. И внезапно родилась идея – писать со стороны Снегурочки. Как новогоднее представление. Я рассмеялся, и как-то все сразу улеглось.

Мы лишь наблюдаем за тем, что вытворяет голова. Мы что-то отсеиваем, что-то принимаем. В этом и состоит процесс творчества.

Красота спасает мир все время

- Должна ли, по-вашему, литература (и культура в целом) подпитываться политикой?

— Культура – это биологический, почти не осознаваемый процесс. То, насколько проникают культуры друг в друга – нельзя ни предсказать, ни как-то отрегулировать. А политика делается людьми. Как правило, люди, идущие в политику, несколько психопатичны. Человек, которому нужна власть, — уже не совсем нормальный человек. Большую политику я считаю общением психопатов.

- Спасет ли, по-вашему, мир красота?

— Всегда и спасает. И изменяет. Если брать философию (тоже некое искусство, красота мысли), то некая идея меняет что-то в головах людей и меняет мир. Кажущийся нам естественным взгляд на современный мир не всегда был таким, каким мы его знаем. Раньше на мир смотрели по-другому. Средневековая философия кружилась вокруг Бога. А потом она превратилась в научное знание, в атеизм. А этот взгляд очень изменил Бога. Понимаете?

Стихотворение Алексея Сальникова о Тарту (2003)

Мгновенно истаявший в сладости
Солоноватый следок твоих пальцев,
Положивших мне на язык
Белую дольку порезанного яблока.

О дольках: прохладная апельсиновая,
Если поднести к губам, точно указательный палец
племянника,
Что поиграл в снежки.

В хорошем стихотворении
Обязательно должен быть снег,
Ребенок и трамвай,
Но сейчас июль,
Ты уже взрослая особа,
Трамваи не ходят в Тарту.

По теме

Писатель Павел Басинский: перемены в обществе должны проходить естественно
Писатель Сергей Чупринин выступил против упрощения языка
Писатель Лев Данилкин исследует личность Ленина
Теги:
сюжет, детство, роман, писатель, "Петровы в гриппе и вокруг него", "Отдел", выход нового романа, "Национальный бестселлер", Алексей Сальников, Урал, Тарту, Россия
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik