22:04 05 Декабря 2019
Прямой эфир
  • USD1.1094
  • RUB70.7798
Выступление театра Королевский жираф на фестивале TaDaa

Театр "Королевский жираф": секрет необъяснимой силы воздействия

© Sputnik / Владимир Барсегян
Культура
Получить короткую ссылку
Русский театр Эстонии (60)
40540

Театр "Королевский жираф" — известный в Эстонии и в Европе, коллектив. Уже больше четверти века работает в жанре визуального театра, в котором пантомима и клоунада соединяются в завораживающую философскую притчу.

ТАЛЛИНН, 24 июн — Sputnik, Ирина Тихомирова. С 2000 года труппа "Королевского жирафа" ("Giraffe Royal") базируется в Нарве, однако много гастролирует и представляет Эстонию на международной театральной арене.

Выступление театра Королевский жираф на фестивале TaDaa
© Sputnik / Владимир Барсегян
Выступление театра "Королевский жираф" на фестивале TaDaa

"В основе творческого метода артистов – глубокое исследование тех редких жанров, в которых сохраняется живая сущность профессии – клоунада, фольклор, пантомима, ритуальный танец, техника владения холодным оружием, уличный театр. И секрет необъяснимой силы воздействия на публику в том, что всё это облекается в самую современную визуальную форму", — так актеры театра позиционируют свое искусство.

История коллектива богата впечатляющими событиями и участием в громких проектах. Артисты театра работали с такими мастерами, как Терри Гильям, Андрон Кончаловский, Слава Полунин, Шукасу Такеучи. За годы сценической деятельности "Королевский театр" одержал много творческих побед, получил немало наград: на Берлинский кинофестивале — "Золотой медведь"; на конкурсе русского балета в Москве — Первая премия; фонд "Благовест" отметил коллектив премией "За вклад в культуру"; театр обладатель "Гран-при" национального телевизионного конкурса "ТЭФИ".

С артистами Sputnik Эстония встретился в Таллинне во время традиционного TaDaa фестиваля, —этот традиционный праздник уличных театров прошел в начале лета творческом городке Теллискиви столицы Эстонии.

Руководитель театра Королевский жираф Станислав Варкки
© Sputnik / Владимир Барсегян
Руководитель театра "Королевский жираф" Станислав Варкки

В новом проекте театра участвуют четыре артиста: Станислав Варкки, Лариса Лебедева, Анна Варкки — это семья, и Артем Малков — клоун эксцентрик из Санкт-Петербургского Театра Эстрады.

Станислав – "Белый Клоун", актёр, танцор, руководитель и режиссер театра, и по совместительству водитель на дальние дистанции. Лариса Лебедева состоит не только в семейном, но уже тридцать лет в творческом союзе со Станиславом. Она актриса, хореограф, танцовщица и клоунесса, занимается вместе с дочерью, уверенно подхватившей традицию семьи, созданием уникальных костюмов, которые сами являются отдельными героями представлений.

Клоун-эксцентрик, жонглёр, акробат музыкант и фокусник Артем отвечает за реквизит.

Анна Варкки, дочь, актриса, клоунесса, художник-кукольник, визажист, талантливый и незаменимый партнер, в новом спектакле демонстрирует приёмы классического балета.

Актриса театра Королевский жираф Анна Варкки
© Sputnik / Владимир Барсегян
Актриса театра "Королевский жираф" Анна Варкки

С вопросами мы обратились к Станиславу Варкки, вероятно, самому разговорчивому члену труппы, которая привыкла в своих выступлениях на любых подмостках общаться с публикой без слов. Начать общение с артистами невозможно без комплиментов и восторгов по поводу увиденного удивительного, завораживающего представления, в котором визуальная красота сочеталась с философской глубиной идеи.

-Что за спектакль вы сегодня показали?

— "Сlown Рower" — "Сила Клоунады", — есть такой термин. Этот феномен обладает огромной силой воздействия на зрителя. Площадное действо, где публика является соавтором происходящего,- древнее искусство уличного театра, в котором петрушки, паяцы и трубадуры простыми словами, а иногда и без слов говорили о вечном, превращая площадную толпу в благодарную публику. Именно живой контакт со зрителем, импровизация делали этот редкий вид искусства столь любимым во все времена.

-С вами на подмостках две удивительные партнерши. В сценических костюмах и гриме их не различишь.

— Да они похожи. С Ларисой, уроженкой Петрозаводска мы познакомились в Ленинграде и недавно отметили тридцатилетие творческого союза, а наша дочь Анна, родилась в Санкт- Петербурге, а в четыре года её вывел на профессиональную сцену великий клоун Слава Полунин.

-Ваш театр действительно можно назвать уличным?

— Более 25 лет назад мы начали изучать уличный театр и сейчас уже представляем свою линию, свою школу — это актерский уличный театр. Сейчас это очень редкое направление, но когда мы начинали — брали знание из первых рук, от старичков, от профессионалов, которые еще несли эту традицию.

На "TaDaа" фестивале представлен "дикий" уличный театр. Искусство тех, кто работает "на шляпу", тех, кто составляет суть профессии, ее генофонд. Раньше подобный театр был очень высокого класса: были профессионалы, которые этим жили из поколения в поколение, — это была великая традиция.

Сейчас ошибочно считается, что человек, который работает на улице, ниже статусом чем тот, который работает на сцене. А в Эстонии просто нет традиции уличных театров, — холодно, климат не способствует. В Италии, Испании, Франции артисты издавна выступают на улице, и это вполне естественно.

-К каким чувствам публики, кроме чувства юмора вы апеллируете, когда показываете представление?

— Наш стиль — "Белая Романтическая Клоунада", мы апеллируем к более фундаментальным вещам. Если обратиться к теории, то ситуация такова: есть ассоциативные виды искусства, например, пантомима, когда человека вводят в определенное состояние; он на время представления прекращает свою интеллектуальную деятельность, сидит и думает, что отдыхает.

А мы воздействуем путем нетрадиционных, но очень простых символов —сердце, любовь, крест, радость, цветок, — в его матрице что-то меняется.

Человек бесконечно сложен, но, в тоже время, устроен очень просто, — и в этом парадокс. Часто одна и та же вещь у людей вызывает противоположные чувства. Потому что, когда артист открывает ассоциативный ряд человека или выводит его из состояния равновесия, начинает открываться подсознание. Зритель начинает вспоминать что-то из своей жизни, а у нас ведь есть ещё архетипическая, родовая, семейная память, в нас есть много того, о чем мы даже не догадываемся. И в традиционном театре все это все начинает гармонизировать и работать, потому, что в обычной жизни человека постоянно заставляют бежать куда — то, как белку в колесе.

-Как придумываются новые сюжеты представлений — формы, темы? Чем вы руководствуетесь?

— Обучением. Для меня самое главное – всегда чему-то учиться. Сейчас мы изучаем "Рыжую Клоунаду". Впервые в Таллинне мы показали спектакль, в котором выступаем с классическими клоунскими носами, — это очень непросто.

Лариса Лебедева  - актриса театра Королевский жираф
© Sputnik / Владимир Барсегян
Лариса Лебедева - актриса театра "Королевский жираф"

Клоунада — жанр очень сложный, вымирающий, к сожалению, учиться почти уже не у кого. Нам повезло, мы носители канонических традиций французской клоунады, секреты которой нам передала в Париже прямая наследница цирковой династии Мадонна Буглион.

Так же наш театр продолжает традиции театральной философской клоунады, которую мы приняли от Славы Полунина: мы были его партнерами в спектакле "Diabolo" и участвовали в создании "Slava`s Snowshow".

То, что мы показали на фестивале TaDaa, — это уличная клоунада. Мы хотим привлечь внимание к тому, что эта профессия вымирает. Глобализация и проектная система убивают профессию, как кислота вытравливает все живое. Ведь сейчас главное — обладать искусством менеджера: если не умеешь писать проекты, на сцену не пробиться, — это работа двух разных полушарий головного мозга.

-Получается, что у вас некому писать проекты?

— Некому. Мы сами это иногда делаем, но не можем соревноваться с людьми, для которых писать проекты и отчеты — профессия. Мы проигрываем эту войну. Но зато, когда к нам приходит публика, она остается в восторге, потому что на сцене артисты, а не менеджеры.

-Что дает написание проекта? Средства?

— Ну, конечно, а куда же без них! У нас жизнь сейчас как построена: капитализм для искусства — это самый страшный режим, который я видел. Я видел советский режим, в котором прекрасно уживалось официальное искусство и пантомима, и клоунада, и панк — рок,- все настоящее, а не для отчетности. Видел я и перестройку, когда был расцвет кабаре. А сейчас я не вижу ни малейшего шанса для искусства. Мы пробуем и делаем вопреки системе живые вещи, но нам не оставляют ни одного шанса выжить в стране.

Янчек: мы привозим не именитых актеров, а хорошие спектакли >>

-И, тем не менее, вы много гастролируете. Куда вы отправитесь после Таллинна?

— В программе фестивали: Нарва, Йыхви и Тарту. Потом у нас Финляндия, а потом перерыв — отпуск, который мы посвятим написанию проекта; репетиционный процесс и осенью сценическая премьера спектакля "Сlown Рower. Энергия клоунады". После уличного турне это будет настоящий смешной клоунский спектакль для детей и взрослых, который покажем для начала в Баку, Санкт-Петербурге, в Хельсинки, в Нарве.

-Где вы выступали перед тем, как теперь приехали в Эстонию?

— В Финляндии на фестивале прогрессивного театра "Черное и Белое". Мы там представляли жанр уличного театра, показывали наш спектакль в полном объеме, который длится более часа.

Павел Ворожцов: стал актером благодаря маме, Эстонию покинул по любви>>

А в Эстонии у нас очень жесткая ситуация: нас выживают из страны и уже практически выжили, нам нет тут места, и нам это показывают и как бы говорят: нет вам места и проваливайте! Но ничего страшного, хотя, конечно, обидно — всё — таки родина! Мои предки живут на этой земле с 1730 года.

-Каким образом, в таком случае, вы участвуете в этом TaDaa фестивале?

— Дэн Дэн Ренвик (Dan Renwick), наш друг, уличный артист с мировым признанием и организатор фестиваля, он нас и приглашает. На этом фестивале выступают только уличные артисты: здесь нет тех, кто получают гранты, кто сидят на дотациях, поэтому мы здесь, мы же все-таки эстонский уличный театр, и мы представляем эту страну последние пятнадцать лет на международной театральной арене.

-Ваш театр во время представления очень тесно контактирует с публикой. Зрители какой страны наиболее активно реагирует на ваши сценические провокации?

— Везде по-разному. Есть мнение, к примеру, что финнов невозможно рассмешить. Возможно! Вот мы сейчас были в Финляндии и убедились в этом. Просто все реагируют по-своему.

Но есть испорченная публика, которой из года в год со сцены показывают всякую дрянь, созданную для того, чтобы освоить проектные деньги. Сложнее работать перед людьми, понимая, что у них в голове что-то не так. Когда я рос, я прочитал многие произведения Достоевского по нескольку раз, и это помимо других классиков. Для меня человек настолько сложная машина! И тяжело разговаривать с тем, кто воспитывался, к примеру, на сериале "Симпсоны". А ведь это уже поколения воспитаны на сериалах! И я для них какой-то анахронизм! Нынешние средства массовой информации вытесняют из человека что-то очень важное.

Но человек остается человеком, а публика публикой: немецкая публика все анализирует, японская – созерцает, итальянская- считывает свои подтексты, русская — театральная, очень эмоциональная, в ней сильны душевные вибрации.

Артист театра  Королевский жираф Артем Малков
© Sputnik / Владимир Барсегян
Артист театра "Королевский жираф" Артем Малков

А случается уникальная публика. Вот мы ездили в Ханты-Мансийский автономный округ по дальним местечкам, выступали там, где люди никогда не видели такого театра, а многие и театра вообще. И мы чувствовали, как что-то меняется в зрителях раз и навсегда, это ли не прекрасно? Ведь театр — это искусство, которое призвано менять человека, в некотором роде это терапия.

-А Вы хотели быть клоуном?

— А я им и был. Я сейчас это понимаю, что это был как раз тот мальчик, которого не всегда любили учителя, потому, что я устраивал во время уроков представления.

Национальный день клоуна в Перу>>

-Были трудным ребенком?

— Да, очень. И я был гиперактивен, я мог решать задачи быстрее, чем остальные, и мне было не интересно сидеть и ждать других, я начинал импровизировать. Да, я был сложным и при этом абсолютно счастливым. Став взрослым, я понимаю и вижу, как не нравятся поступки детей, которые я сам совершал. Думаешь: какие маленькие хулиганы, бегают, кричат, все, что ни скажешь, делают не так, — вот таким я и был!

-А сейчас?

— А сейчас я хороший! (смеется). Вообще, плохим человек не может быть: что-то там у нас внутри устроено так, что уберегает от этого.

Руководитель театра Королевский жираф Станислав Варкки
© Sputnik / Владимир Барсегян
Руководитель театра "Королевский жираф" Станислав Варкки

И, конечно же, мне очень повезло с профессией, ведь клоун – это взрослый, в котором ещё жив ребёнок, а ещё говорят, что клоун- это любимая игрушка Бога, в которую он не устаёт играть.

Тема:
Русский театр Эстонии (60)

По теме

Филипп Лось: год в театре, или как не стать продавцом мороженого
Вампилов на сцене Русского театра: трагедия несбывшихся надежд
Как встретили в Эстонии Международный день театра его служители
Теги:
уличный театр, пантомима, клоунада, клоун, философия, сцена, символика, театр, актер, "TaDaа" фестиваль, Королевский жираф, Анна Варкки, Лариса Лебедева, Станислав Варкки, Артем Малков, ЕС, Эстония
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik