Прямой эфир
  • USD1.0790
  • RUB68.8060
Колумнисты
Получить короткую ссылку
35940

Открытие в минувшие выходные железнодорожной ветки до Турба заставляет задуматься об общей логике развития инфраструктуры в Эстонии и влиянии на нее политических сил.

Без преувеличения можно сказать, что восстановление железнодорожного сообщения с Турба — событие эпохальное. И отнюдь не потому, что этот небольшой поселок бывших торфодобытчиков и электроэнергетиков имеет для страны какое-то особое значение, а из-за того, что это, пожалуй, первый случай в истории современного эстонского государства, когда руководство Эстонии приступило к исправлению собственных ошибок.

А "олени" лучше

Закрытая решением одного из предыдущих составов правительства 24 года назад железнодорожная линия Таллинн-Хаапсалу (частью которой является отрезок Рийзипере-Турба) вновь теперь восстанавливается, "исходя из потребностей поддержания регионального развития".

Впрочем, и все эти годы такая потребность была. Более того, и два десятилетия назад в этом была необходимость, однако тогда сыграли роль корыстные интересы спонсоров одной из правящих партий, которым гораздо выгоднее было заменить работающие чисто на государство железнодорожные перевозки дотируемыми частными автобусными линиями (естественно, публично политики ссылались на изношенность рельс, дороговизну ремонта и эксплуатации железной дороги).

Удивляет, что в то время были разобраны лишь железнодорожные пути на Хаапсалу и Мыйзакюла. Следуя той логике, можно было вообще отказаться от внутреннего железнодорожного транспорта, несмотря на то что в других странах Европы ему отдается приоритетное значение.

"Это, безусловно, ожидаемый и знаковый шаг как для жителей Харьюмаа и Ляэнемаа, так и для других жителей Эстонии", — заявил на открытии отрезка до Турба премьер-министр Юри Ратас.

Он также отметил, что открытие нового отрезка железной дороги для восстановившей независимость Эстонии — событие экстраординарное, так как до этого новая линия открывалась лишь раз в 2011 году — на пограничной станции Койдула.

Поставят ли банкомат?

Можно не сомневаться, восстановление линии в направлении Хаапсалу действительно оживит региональную жизнь. Уже сейчас цены на недвижимость в Турба подпрыгнули до небывалых высот, так как отныне местные жители на электричке смогут легко и быстро добираться до работы в Таллинне. Да и в самом Турба, вероятно, появятся новые рабочие места.

Для справки — впервые проходившая через Турба железнодорожная ветка Кейла-Хаапсалу была продолжена в 1902-1905 годах и именно благодаря ей в 1922-1923 годах тут была построена Элламааская электростанция, которая работала на добывавшемся тут же торфе (Турба в переводе с эстонского — Торфяной) и до 1966 года в значительной степени снабжала электроэнергией всю республику.

Сейчас в здании бывшей электростанции расположен Эстонский музей мотоспорта. Есть шанс, что после возобновления железнодорожного сообщения тут появятся и другие туристические объекты, а для местных жителей поставят хотя бы банкомат (до сих пор ближайшие находились примерно в 50 километрах — в Таллинне и Хаапсалу).

Варианты без вариантов

После открытия железнодорожной ветки до Турба возникает резонный вопрос — что дальше? Открывавший линию премьер пообещал, что строительство в сторону Хаапсалу продолжится, в проекте госбюджета на следующий год уже запланировано 2 миллиона евро на проектирование железной дороги на отрезке Турба-Рохукюла и железнодорожного виадука в Элламаа.

И все же на фоне бравурных речей главы правительства не выясненным остается вопрос о том, понесет ли кто-то ответственность и будут ли исправлены и другие ошибки руководства республики?

Например, восстановлена железнодорожная ветка на Мыйзакюла, позволившая в конце советского времени запустить поезда Таллинн-Рига, а затем под знакомым по хаапасалуской линии предлогом дороговизны ремонта закрытая ради мечты о Rail Baltic?

Кстати, трудности с реализацией проекта последней вновь поднимают вопрос о том, не было бы разумнее и дешевле восстановить прежние линии? Ведь за счет сэкономленных средств вполне можно было бы заодно отправить поезда и по некоторым маршрутам бывшей узкоколейки, которая вела когда-то во многие регионы республики, лишенные теперь железнодорожной инфраструктуры. С точки зрения упомянутого выше приоритета в Европе и экологичности (о которой так любят в последнее время рассуждать эстонские политики) железнодорожного транспорта это было бы вполне уместно.

"Электрификация железной дороги — это один из наиболее эффективных способов сократить влияние человека на окружающую среду. Это позволит обеспечить, чтобы мы оставили ту же прекрасную Эстонию и родную планету нашим будущим поколениям", — заявил в Турба Юри Ратас.

Юри Ратас
© AFP 2019 / RAIGO PAJULA
Юри Ратас

Однако житейский и журналистский опыт мне почему-то подсказывает, что как и в 1995 году, когда было принято решение о ликвидации хаапсалуской линии, дело снова решится в рамках "политической целесообразности". Теперь те, кто получил когда-то "в подарок" обслуживание дотируемых государством автобусных линий, вместо закрытых железнодорожных вполне могут рассчитывать на тендеры по восстановлению целенаправленно разрушенного и строительство нового за счет европейских средств. И снова все это будет укладываться в рамки "бескорыстной" борьбы за лучшую Эстонию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте также:

 

По теме

Ралли на дрезинах собирает в Эстонии железнодорожников из четырёх стран
Эстонские железнодорожники хотят сделать Тарту ближе к Таллинну
Спецы из Латвии сделали свои выводы о безопасности железных дорог Эстонии
Теги:
правительство Эстонии, Турба, Эстония, железнодорожное сообщение
Загрузка...

Главные темы