Прямой эфир
  • USD1.1250
  • RUB77.8132
Колумнисты
Получить короткую ссылку
97391

В парламенте Эстонии бьют тревогу: английский вытесняет местный из вузов и вообще, слишком хорошо для иностранца чувствует себя в республике для своих. Также растет количество жалоб в языковую инспекцию: и что странно — тоже не на русских.

Парламентарии обнаружили — пришла беда, откуда не ждали. Пока занимались вопросами исключения русского языка из всех сфер Эстонии, очищали жизненное пространство для эстонского языка, проморгали другую проблему, пишет колумнист радио Sputnik Петр Малеев.

Только эстонский язык, как ему и положено — неторопливо, несуетно, спокойно и чинно — собрался занять надлежащее освободившееся место, а там уже занято. На пеньке сидит — по-английски говорит.

Интернациональный прочно вошел в вузы, проник в услуги сервиса, заполонил сферы деятельности. И ведет себя по-хозяйски, ничуть не смущаясь: "плиз, кен ай хелп ю?". "Ви нид хелп", говорят депутаты. Местный язык уже тысячу лет борется за право называться местным, вечно на него давят. Тысячу лет эстонский прятался в стогах от немцев, бегал по лесам от финнов, отсиживался на болотах от русских. И когда казалось, что ну вот сейчас уже порядок-то наведем – вдруг выяснилось, что вместо языка уже всюду уселся "лэнгвидж". А где-то без "лэнгвиджа" вообще никак. И это в Эстонии – стране для своих.

"Свои", говорят депутаты, то есть "мы" — тоже хороши. Сами выучим какое-нибудь английское слово — и лезем с ним. А не исключено, граждане, что на нас смотрят дети.

Взрослые-то точно смотрят. И тоже так хотят. И в вузах тоже не дураки: они смотрят — как хотят и составляют программы — как хотеть. Подыскивают специальных граждан из заграниц. С таким педагогом не договоришься — он просто на местном "не волочет". В итоге, некоторое образование получить на эстонском нельзя. "Онли инглиш, вери импотант, насинг персонал".

И ладно бы что-то модное, новенькое. Что и слова-то эстонского не имеет. Но и в более-менее классическо-техническом особо не выкрутишься.

Вся специализированная литература — идите, ищите в ней местные буквы. Переводов нет — переводите сознание. Остается или учить "лэнгвидж", или вспоминать "russkij jazyk".

Проблема обостряется и тем, что ваш русский-то можно было двигать всеми имеющимися конечностями. Давя на педали, дергая за рычаги.

В западных городах на это одобрительно кивали, мол, верной дорогой, товарищи, мы вас понимаем. А тут — интернациональный язык западных городов. Не то что могут не понять, точно не поймут.

Некоторые космополиты кивают, мол, ну а что такого "ноу проблем, джаст бизнес". Таким хочется возразить. Проблема есть. Она огромная и об этом надо кричать с самых высоких стульев. Почему? Потому что это в республике тоже "джаст бизнес". Только в эстонской транскрипции. Кто не кричит об угрозах – деньги не получает.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Вас также может заинтересовать:

По теме

Филипповский назвал срок, когда интернет лишится языковой проблемы
Елка Sputnik в ГУМе расскажет о новогодних новостях со всего мира на 33 языках
Президент Эстонии подписала 2700 рождественских открыток
Загрузка...

Главные темы