06:43 24 Мая 2019
Прямой эфир
  • USD1.1139
  • RUB72.0525
Рафик Григорян

Рафик Григорян: коммунизм — это мечта, а мечтой убить нельзя

© Sputnik / Вадим Анцупов
Мнения
Получить короткую ссылку
Август 1939: зачем СССР заключил договор с Германией (9)
14590

Если уж ставить монументы безвинно убитым и пострадавшим, то называть их надо не "жертвам коммунизма", а жертвам тоталитарных режимов правления. Однобокий подход к этой проблеме может создать ложную иллюзию того, что во всем виновата коммунистическая идея, а не система власти, считает доктор философских наук Рафик Григорян.

ТАЛЛИНН, 23 авг — Sputnik, Ангелина Мандрыка. В Таллинне на холме Маарьямяги 23 августа открылся мемориал "жертвам коммунизма" (Eesti kommunismiohvrid) под названием "Путь". В этот же день пройдет конференция "День памяти жертв тоталитарных режимов. Память Европы и преступления коммунистических режимов: миллионы жертв неосуществленной утопии".

Оба этих мероприятия приурочены к дате заключения в 1939 году договора о ненападении между СССР и Германией, который позднее был назван пактом Молотова-Риббентропа.

По мнению главы Палаты национальных меньшинств Эстонии, доктора философских наук Рафика Григоряна, открытие мемориала "жертвам коммунизма" звучит тенденциозно. По его словам, коммунизм, как и "божий рай", был всего лишь мечтой миллионов людей. Но он никогда и нигде не был построен.

"Никто из нас не жил при коммунизме. Людские жертвы, имевшие место в прошлом, были следствием образа правления", — говорит Григорян.

В интервью Sputnik Эстония он отметил, что достоверно не известно, сколько было на самом деле жертв гражданской войны и "красного террора", "раскулачивания", борьбы с "антипартийными группировками" и другими "врагами народа". Данные о том, сколько людей погибло в периоды антирелигиозных кампаний, депортаций и Голодомора, ежовщины, борьбы с "буржуазными националистами" и "безродными космополитами", существенно разнятся.

Пакт Молотова-Риббентропа в Эстонии оценивают по-разному >>

Эти страницы истории, продолжает Рафик Григорян, люди не могут и не должны предавать забвению. Незнание фактов порождает разного рода спекуляции и подтасовки. Это выражается в различных манипуляциях с цифрами жертв репрессий, а также в голословном обвинении нынешней России, которая больше всех пострадала от сталинизма.

За авантюризм власти приходится расплачиваться народу

Конституционный суд Российской Федерации 30 ноября 1992 года, напомнил Григорян, постановил, что "руководящие структуры КПСС были инициаторами, а структуры на местах — зачастую проводниками политики репрессий в отношении миллионов советских людей". Фактически высший суд официально признал их жертвами политики высшего руководства коммунистической партии.

Аполинский: мемориал "жертвам коммунизма" — знак дружбы с США >>

Истории известно много случаев, когда авантюризм допускают власти, а расплачиваться приходится народу. Всякая власть, как политическая, так и экономическая, нуждается в идеологическом обеспечении. Коммунизм — это утопическая мечта. Идеи сами по себе не убивают людей, убивают люди, вооруженные этими идеями. "Теория становится материальной силой, когда она овладевает массами", — писал немецкий философ Карл Маркс.

По словам Григоряна, существуют различные интерпретации учения Маркса, которые существенно разнятся между собой. Марксизм в сталинской интерпретации — это примитивная форма понимания учения Карла Маркса. "Краткий курс Истории ВКП(б)" был для многих малообразованных советских деятелей "катехизисом" (так называют краткое изложение христианского вероучения в форме вопросов и ответов) марксизма. По образному выражению профессора Рэма Блюма: "Концепция Сталина напоминает марксизм, как плохой манекен живую красавицу".

"Приверженцы догматизированного "марксизма" в его сталинской упаковке, уничтожая интеллигенцию и всех инакомыслящих, фанатично верили, что они борются за счастье всех угнетенных. После смерти "вождя народов", обстановка изменилась, массовые репрессии прекратились, но догмы КПСС, словно "священная корова", остались", — сказал Григорян.

Тинн: нельзя вычеркивать советское время из истории Эстонии >>

Они заменяли людям веру в светлое будущее и позволяли власть имеющим держать массы народа в страхе и в неведении того, что реально происходило в мире. По мере изменения общества и самих людей эта вера постепенно стала угасать. В конце правления Брежнева уже никто не верил в торжество коммунизма. Утопии пришел конец. Не спасла даже перестройка, а гласность привела к тому, что система развалилась, как карточный домик.

Власть и государство без идеологии — то же самое, что голова без мыслей, отметил Григорян.

Отождествление "коммунизма" и "нацизма" чисто в политических целях, безо всяких попыток серьезного изучения отличительных оттенков, по оценке Григоряна, бессмысленное занятие. Постоянно копаться в ранах прошлого в поисках того, какой режим хуже, есть проявление закомплексованности духа. Авторы уже особо и не скрывают, что критикуя сталинизм, они метят в современную Россию, "находя" в них преемственность методов решения некоторых задач.

Нацизм с его расовой теорией и сталинизм с его классовой теорией, с одной стороны, непримиримо противостояли друг другу, но, с другой стороны, в чем-то они сходились. Национал-социалисты уничтожали людей по национальному признаку, а большевики — по социальному. Адольф Гитлер и Иосиф Сталин хотя и были врагами, но оба считали себя приверженцами социализма. Гитлер, руководствуясь расовой теорией, уничтожал чужие народы, чтобы завоевать существующий мир для немцев. Сталин же, руководствуясь идеями классовой борьбы и победы социализма, уничтожал многонациональный советский народ.

Считать Гитлера освободителем может разве что умалишенный. Но и восхищаться Сталиным, считая его хорошим менеджером, забыв при этом про жертвы ГУЛАГа, может либо циник, либо человек, лишенный памяти, отметил Григорян.

Мемориал безвинно убитым должен носить другое название

Рафик Григорян считает, что если уж ставить мемориалы безвинно убитым и пострадавшим, то именовать их следует не "жертвам коммунизма", а "жертвам тоталитарных режимов правления". Однобокий подход к этой проблеме может создать ложную иллюзию, что во всем виновата коммунистическая идея, а не система власти.

Из этой логики выходит — чтобы искоренить зло, надо преследовать не преступников и злодеев, наделенных властными полномочиями, а всех инакомыслящих. Это неизбежно приведет к установлению монополии на истину, к цензуре и к запретам на свободу слова и убеждений.

"Опыт истории показывает, что часто в основе нетерпимости ко всякому инакомыслию лежит стремление одних групп людей к доминированию над другими в политической, экономической, духовной и иной сфере жизни", — заметил Григорян.

Левые Эстонии заявили о некорректности понятия "жертвы коммунизма" >>

По его словам, это доминирование дает им рычаги влияния на общество и конкретное преимущество в борьбе за власть и собственность. Как говорил Уинстон Черчилль, "фанатик — этот тот, кто не способен изменить свое решение и никогда не сменит тему". Вечная борьба с коммунизмом будет продолжаться до тех пор, пока люди будут позволять фанатикам занимать доминирующее положение в общественной жизни, заключил Рафик Григорян.

Тема:
Август 1939: зачем СССР заключил договор с Германией (9)

По теме

Аполинский: мемориал "жертвам коммунизма" — знак дружбы с США
Таллиннский мемориал "жертвам коммунизма" бьет не только по эстонским соцдемам
Левые Эстонии заявили о некорректности понятия "жертвы коммунизма"
Теги:
коммунизм, пакт Молотова-Риббентропа, Великая Отечественная война, Вторая мировая война, Рафик Григорян, Эстония
Загрузка...

Главные темы

Орбита Sputnik